Баргузинский соболь

11 января , 2017

Суровы и величественны северо-восточные берега Байкала. К самому озеру подступили каменистые отроги Баргузинского хребта. Скалистыми утесами и мысами сбегают они в холодные воды «славного моря». Стремительные и бурные речки несутся с вершин по узким, корытообразным долинам, похожим скорее на глубокие горные ущелья. Лес в таких долинах спускается к реке длинными клиньями и языками, карабкается вверх по крутым склонам. Таежные кедрово-пихтовые заросли разделяются исполинскими каменными россыпями, поросшими рододендроном, колками каменной березы и непроходимыми джунглями ползучего и чашеобразного кедрового стланика. Декабрьское солнце редко и ненадолго заглядывает на дно ущелий. Могучие кедры вытянули на юг, к солнцу, все свои ветви. Даже в полдень царит здесь таинственный полумрак.

Баргузинский соболь

Однако на дне долин растительность все же богаче, чем на склонах гор. По берегам рек растут типичные таежные кустарники — алтайская жимолость, красная и черная смородина, зеленая ольха, бузина, черемуха, рябина, сибирский дерен, курильский чай, а также березы и ивы.

Долины являются главными магистралями гор. В них живут 30 видов млекопитающих и около 100 видов птиц. Здесь же обитает и один из самых ценных в мире зверьков — легендарный черный баргузинский соболь.

Запасы этого зверька были истощены на берегах Байкала лет пятьдесят назад. Еще в девяностые годы, по свидетельству местных жителей, «соболя» подле моря «довольно было».

Сильно сократилось здесь и поголовье лося. Малочисленность соболя и лося дала возможность широко расселиться в этих местах маралу и колонку.

Северо-восточное побережье Байкала в 1916 году было объявлено заповедником. Он был призван сохранить природу здешних мест во всей ее первобытной неприкосновенности, создав тем самым условия для быстрого восстановления численности соболя, лося и других ценных охотничьих животных. Предполагалось, что как только плотность соболя поднимется до какой-то определенной величины, лишние зверьки начнут покидать заповедные земли и в поисках незанятых мест заселят окрестные леса. В этом видели большое значение заповедника для охотничьего хозяйства. Именно поэтому Баргузинский заповедник был отнесен к разделу соболиных охотничьих заповедников.

Как же справился заповедник в истекшее сорокалетие с поставленными перед ним задачами?

Баргузинский заповедник

До организации заповедника поголовье соболя в Баргузинском уезде оказалось настолько подорванным, что промысел этого зверька ограничивался всего тремя небольшими по площади очагами — на побережье озера, в верховьях Ангары и за Баргузином. Но и здесь соболь оставался в ничтожном количестве, держался в самых труднодоступных местах. Сохранилось детальное описание крайних точек распространения соболя в Прибайкалье в 1914 году. Тогда он встречался в среднем течении рек, очень далеко от побережья. В долинах рек Сосновки, Бирикана, Давше и Большой его не было совсем. Южной границей распространения зверька являлась долина реки Малый Черемшан.

Уже через десять лет после организации заповедника были отмечены первые положительные результаты. К 1926 году соболь перевалил на восточные склоны Баргузин-ского хребта — в системы рек Банной, Нестерихи, Харанхур, спустился ближе к Байкалу.

К 1934 году он расселился еще более широко, но плотность его была незначительной и, по данным П. П. Тарасова, составляла всего один зверек на 10,8 квадратного километра. Ближе чем на расстоянии одного километра от берегов Байкала он не встречался. Но уже тогда заповедник играл роль естественного соболиного рассадника. По подсчету 3. Ф. Сватоша, в окрестные охотничьи угодья ежегодно переходило до 150 соболей. В последующие годы хищник занял уже все лесные угодья Баргузинского хребта, в том числе места, которые ранее им даже не посещались. Никогда не встречали, например, старожилы соболей на полуострове Святой Нос. Впервые этот зверек был обнаружен здесь в 1938 году. Тринадцать лет спустя на полуострове были добыты два соболя и отмечены следы еще одного зверька. В 1953 году наблюдался след соболя, перешедшего зимой на Святой Нос через 18-километровый Чивыркуйский залив. В последние годы миграция соболей на полуостров стала обычным явлением.

В настоящее время в заповедной тайге соболь является самым многочисленным обитателем. По данным нашего учета, средняя плотность его поголовья на территории заповедника достигла одного зверька на каждые два квадратных километра. В подгольцовой зоне плотность его значительно выше и доходит зимой до одного соболя на 1 и даже 0,8 квадратного километра обитаемой территории. Соболь стал обычен на побережье и вблизи человеческого жилья. Зимой 1956 года зверьки подходили к домам поселка Давше — резиденции Баргузинского заповедника. Был отмечен целый ряд встреч соболей на льду Байкала в нескольких километрах от берега. И сейчас, несмотря на то что территория заповедника сокращена в 11 раз, его границы переходит ежегодно около ста зверьков.

Колонок полностью вытесняется и уничтожается соболем как конкурент. Лось так же уверенно заселяет всю территорию Прибайкальской тайги.

Научная станция Баргузинскоо заповедника

Научная станция Баргузинского заповедника

На примере Баргузинского заповедника наглядно видна целесообразность выделения заповедных территорий, которые в короткий срок не только становятся памятниками природы, но и естественными рассадниками ценных охотничье-промысловых животных.

Северо-восточное побережье Байкала является одним из немногих мест в стране, где баргузинский подвид соболя сохранился во всей своей чистоте. Этому способствовало наличие таких ландшафтных барьеров, как степная долина реки Баргузина и само озеро Байкал. Они предотвратили проникновение сюда особей менее ценных кряжей соболя.

Данные, собранные за пять лет промысла на свободных землях Прибайкалья, подтверждают, что баргузинский соболь сохранил все свои высокие меховые качества, выгодно отличающие его от остальных подвидов этого зверька. Появившееся в литературе утверждение о приоритете Витимского подвида оказалось ошибочным. Данные, полученные из мест, куда был выпущен наш черный соболь, подтверждают
мнение проф П. А. Маитейфеля об исключительно высоких генетических качествах зверьков этого подвида. Нашим научным сотрудником Ю. Б. Баевским была опровергнута гипотеза о низкой плодовитости баргузинского соболя и доказано, что средняя плодовитость его не ниже, чем у прочих подвидов, и равна 3,33 щенка на одну беременную самку.

Все эти данные говорят об отличном состоянии популяции баргузинского соболя и позволяют сделать выводы большого практического значения.

В самое ближайшее время территорию, примыкающую к заповеднику с севера, необходимо реорганизовать в государственное соболиное хозяйство. Отлов соболя должен вестись там исключительно с целью получения племенного материала для расселения по другим угодьям страны.

Совершенно необходимо также несколько пересмотреть и расширить границы самого заповедника, так как сокращение его территории в 1951 году было проведено не совсем удачно.

О. Гусев, «Охота и охотничье хозяйство», №11, 1956.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.