Грачи прилетели

13 апреля , 2017

Грачи прилетели!.. Как радостны, как дороги сердцу каждого эти короткие, незатейливые слова!.. Они словно обладают какой-то магической силой. Услышишь их, и сразу налетит радостное, светлое чувство, сильнее забьется сердце, вдруг глубоко вздохнешь, расправив согнутые плечи, и иным, словно помолодевшим взором, окинешь окружающий мир.

Ведь сколько раз мы слышали эти слова «Грачи прилетели!»… Что в них?.. Почему это, не раз испытанное чувство, всегда так ново и дорого?

Как хорошо сказал поэт:

…«И с каждою весной я оживаю вновь»…

«Да, да! Действительно оживаю. Оживаю после долгой, холодной зимы… И редкий человек, уж разве какой-нибудь заматерелый в бумагах и канцелярской пыли чиновник, услышав эти слова, поднимет голову, покосится на вас, и в его угрюмом взоре вы прочтете холодный, безразличный вопрос — «Ну и что?»…

Вчера к вечеру в окно постучал мой старый приятель— рыболов Никифор Иванович. Он живет там, на южной окраине города, на берегу Волги, в конце слободки. За поселком на горе самый пригрев, и здесь скорее всего увидишь этих первых весенних вестников.

Грачи прилетели

— Грачи прилетели.., Алексеич..,— бросил он в открытую фортку.

Знаю! Он целый день возился, небось, на берегу с лодкой, конопатил и смолил ее. Как музыка слышатся брошенное им «Грачи прилетели»…

На душе сразу стало радостно, легко.

Казалось, что это и не новость. Эти дни самому ‘думалось, что вроде они уж должны бы и быть,— за последние дни так припекало солнце. А вот поди ж ты! Как услышал, так точно в тебе что оборвалось!
Да один ли я так?.. Сколько раз, каждый год повторяются в нашей необъятной родине эти милые, простые слова!.. И сколько людей испытывает такие же вот чувства!..

А солнце с каждым днем греет все сильней и сильней. Южный ветер съедает снег и с облысевших гор уже бегут шумные, грязные ручьи. В соседней институтской роще целый день стоит несмолкаемый птичий гомон: поют звонкоголосые зяблики, нежно посвистывают лесные овсянки, трещат зеленушки и с громким чириканием, словно полоумные, гоняются по крышам, заборам и проталинам драчливые воробьиные стайки. По утрам в скворешне уже хлопочут скворцы и пролетные жаворонки оглашают воздух звонкими трелями. Волга вздулась, посинела. Дорога через реку вот-вот рушится. Говорят уже видели косяки гусей и уток…

Перед сном не раз выйдешь на двор и стоишь глубоко вдыхая свежий, пьянящий воздух, ловя чутким ухом столь дорогие звуки пролетной птицы. А после долго возишься на кровати, ворочаясь с боку на бок, невпопад отвечая жене и детям, и чуть задремав, видится тебе…

…Пологая, поросшая молодым леском лощина. Она тянется вниз и там, под горой, виден Корольковский сад, с прямыми рядами белых штамбов фруктовых деревьев. За садом поле, а за ним часть города, вся в лучах вечернего солнца. Дальше — скованная льдом Волга. Река с песчаными отмелями уходит вниз широкой, темно-синей полосой. Вон и Увек — высокий обрыв над самой Волгой, а за ним дальше опять синяя полоса покрытой льдом реки, бурые, поросшие лесом, займища, и просторы бескрайнего Заволжья.
Лощина вся залита лучами уходящего солнца. Местами на северной стороне ее еще лежит снег. Воздух насыщен запахом прелого листа и тонким, еле уловимым ароматом первых цветов и смолистых почек. Он тих и недвижен. Вон неподалеку, сидя на верхушке молодой, стройной, с серыми пушистыми сережками осинки, желтогрудая овсяночка тихо выводит свою милую, бесхитростную песенку. Синичка, обычно такая непоседа, сидит себе сейчас спокойненько на краю березового колка и серебристым колокольчиком вызванивает оттуда свои певучие коленца. А вон с верхушки одинокого, старого дерева у края оврага и ворона, видимо, с претензией иа музыкальность, издает время от времени свои гнусавые, ноющие звуки. Сзади в чаще подлеска, уже скрытого от лучей заходящего солнца, нет-нет, да и захлопочет, заверещит дрозд. С мягкими призывными криками летят, направляясь на ночлег, стайки мелких пичужек…

Вы выбрали место в голове лощины, на стрелке. Оно очень удобно. Перед вами весь закат и большое открытое для обстрела поле. Вы хотели было стать немного повыше, вон на той маленькой полянке. Но тихое журчание снежницы смутило вас. Вы знаете, что вальдшнеп любит при полете остановиться и замереть над этими звуками. Вы наблюдали это не раз…

Весенний вечер не долог. Солнце быстро скрывается за грядой высокого леса. Вон по соседней горе побежали его длинные, косые лучи. Они освещают еще лесистую сторону займища и далекую степь… Они заметно слабеют… как-то вытянулись… рассеялись… и вдруг сразу потухли. От снежницы
побежали волны холодного воздуха… Птицы быстро смолкают… Только неугомонный дрозд все еще возится и временами верещит в чаще подлеска. Вон ворона слетела с дерева и, как искусный пловец, бросающийся с вышины в водную пучину, сложив крылья словно нырнула в овраг, направляясь на ночлег поближе к облюбованному гнездовью… Кругом все тише и тише… Еле-еле доносится приглушенный шум большого города… Изредка, где-то под горой, у сторожки, визгливо взбрехнет собачонка…

Небо быстро темнеет. Кое-где зажглись одинокие звезды… По извилинам оврага уже ползут и тянутся, словно призраки, длинные тени. Сквозь них уже не различишь ни березки, которая только что белела иа правой стороне лощины, ни пушистой серебристой вербы на дне овражка. Вы стоите и ждете. Руки сжимают холодную сталь ружья. Щелкнули курки. Слух напряжен так, что кажется будто вы слышите биение своего сердца. И эти сладостные минуты тянутся… тянутся… Еще ничего нет… А может и не будет?.. Да нет, нет… И вдруг… Что это?.. Откуда-то справа долетели странные, тихие звуки… «Тсю-сить… тсю-сить… хор-хор…» …Может зто обман?.. Нет!.. Нет!. Это не ошибка напряженного воображения Это он! Он!.. И, как исполинская бабочка, вальдшнеп, словно плывя в розовом закате зари, тянет по направлению к вам. Да не один, а два!.. Они гоняются друг за другом, ныряя и купаясь в воздухе, издавая нежные, дорогие уху охотника звуки… «тсю-сить… тсю-сить… хор, хор» …Вот они над гребнем овражка, освещенные зарей… Все ближе… ближе… Ах, почему вы не стали тем на полянке, которая давеча так тянула вас?.. Какая непростительная ошибка!.. Ведь они уже над ней!.. Еще немного… Еще несколько мгновений и они будут здесь у журчащего, предательского ручейка… Еще немного… Еще… И вдруг… Что это?.. Птицы взмыли вверх, кинулись друг на друга готовые, словно рыцари в древнем поединке, пронзить врага своими длинными шпагами-носами и, взметнув в воздухе, повернули назад… Вон они еще раз взмыли над грядой высоких дерев и… скрылись за горой… А вы стоите, сжимая ружье, судорожно ловя полуоткрытым ртом холодный, густой воздух… «Что же это?»—проносится в мозгу… «Где они?»… «Ббуухх»… раскатисто прогремел где-то далеко в овраге выстрел… И вы вскакиваете на кровати, всматриваясь в темноту, не понимая в первые минуты— что это такое? …А сердце бьется редкими, короткими ударами… тук… тук… тук… тук.„

• • •

…Или вот… Широкая, водная гладь… Узкая песчаная коса далеко выходит в обмелевшую Волгу… Прямо перед вами река несет свои темные, мутные воды. Лед уже прошел и по реке плывут только редкие льдины. Темным пятном выделяется лесистый остров, а за ним в лощинах и оврагах горной стороны серыми пятнами лежит еще снег. Где-то выше, за поворотом, Волга роет крутой берег. Огромные глыбы подмытой земли с грохотом срываются в пучину. Шум от обвалов, похожий на орудийные залпы, далеко разносится по реке.

А слева от вас еще сонный Терновский затон, обрамленный густой зарослью талов. Они начинаются мелкой порослью у самой воды и уходят, разрастаясь, к высоким, песчаным гривам. Затон весь покрыт синим, ноздреватым льдом. Чистая полоса воды тянется только по окрайкам. Зимой по затону проходила санная дорога. Ее полоса хорошо видна на льду. На ней, около какого-то большого темного пятна, с криками и драками возятся вороны и галки.

Солнце еще не встало… Вы поправили небольшой шалаш, сделанный вчера из талов и бурьяна на самом конце песчаной косы. Надо побольше закрыть его сзади, чтобы ваша тень и движения не были заметны. Острый глаз селезня издали увидит вас в просветах. За ночь к берегу прибило какую-то
корягу. Как это кстати! Ев хорошо привалить к шалашу сзади. Ну вот, кажется, и все. Вы положили ружье, патронташ, вынули из корзинки вашу любимицу— ручную круговую утку, осмотрели на ней ногавку, взяли кружок с колом, подтянули повыше сапоги и, зайдя по колено в воду, укрепили колышек в дне. Затем осторожно выпускаете утку. Она тут же забирается на кружок.

«Ваак… ваак… ваак… ваак»… сейчас же раздается ее призывной крик. Вы почти бегом прячетесь в шалаше…

Утка хорошо вылиняла. Любовное настроение в полном разгаре. Ее призывной крик временами прерывается. Она прислушивается и зорко глядит ввысь, кокетливо наклоняя головку с блестящим глазком… Затем с новой настойчивостью далеко разносится ее манящее ваак… ваак… ваак… ваак…

От воды тянет холодком. Он забирается за воротник, ползет по спине. Вы ежитесь…

Вон первые лучи солнца уже залили золотом вершины горной стороны. Скоро оно будет и здесь…

…Ваак… ваак… ваак… мерно, настойчиво призывает утка, и вдруг забилась ярой, опьяняющей трелью осадки… Вы сжали ружье… Глаза бегают по сторонам… Где он?.. Где?.. Его еще не видно… А утка уже повернулась туда к затону… Он там!… там!

Захлебывающиеся осадки льются одна за другой. Отдельных криков уже нв слышно. Все слилось в страстном, несмолкаемом стоне призывающей любви…

Аааа, вот и он… зеленоголовый красавец!.. Вытянувшись, напрягаясь изо всех сил, с хриплым ответным рэ-зб… рэ-эб… рэ-зб… он несется к утке. Как он красив в лучах встающего солнца!

Еще несколько мгновений и он будет здесь. Вы приготовились вскочить н стрелять его влбт, когда он, испуганный вашим появлением, свечей пойдет в небо… Вот он уже совсем близко… Вытянув вниз свою длинную стройную шею, свесив крылья, с отжатыми от туловища яркими, оранжево-красными лапками, он как хищник готов броситься на свою жертву, эту предательскую чаровницу утку… Бот сейчас самый удобный момент… сейчас… вот… вот… Вы вскакиваете в шалаше и вскидываете ружье…

«Папа, папа»,— толкает вас в бок сынишка.— «Скорей… скорей,— грачи прилетели»!

Н. Минх. «Охота и охотничье хозяйство». 1957, №4.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.