Межреспубликанские полевые состязания легавых собак

14 января , 2017

С 1 по 4 сентября этого года состоялись межреспубликанские полевые состязания легавых собак, организованные Управлением по заповедникам и охотничьему хозяйству Министерства сельского хозяйства СССР при участии добровольных обществ охотников. Такое мероприятие проведено впервые после всесоюзных полевых состязаний 1938 года и межобластных полевых состязаний РСФСР 1949 года.

Погоня за лисой

На состязания были приглашены охотники Российской Федерации, Украины, Грузии, Литвы, Эстонии. Допущены были собаки, уже имеющие полевые дипломы не ниже II степени. Назначены и разыграны были 6 ценных призов лучшим собакам, 3 приза лучшим егерям и 4 приза лучшим любителям — натасчикам собак.

Все это радует охотников-спортсменов. К сожалению, на состязаниях выявился ряд организационных недостатков. Круг участников состязаний оказался небольшим. Некоторые общества охотников (Литовской и Эстонской ССР) просто отказались от участия, а другие не выполнили своих заявок на присылку собак (украинские охотники). Вместо 48, а затем 30 предполагавшихся собак, фактически на состязания были доставлены всего 18 собак. Пять собак привезли ленинградцы, четыре — охотники Грузии, три прибыли из Тулы, лишь одна была из Украины (Харьков) и пять собак выставили москвичи. Такие центры легавого собаководства, как Киев, Симферополь, Ростов-на-Дону, Горький, Свердловск, Новосибирск, Ярославль, Саратов и другие, не выставили ни одной собаки.

Затем нужно сознаться, что встречи участников состязания в Москве, доставка их на место состязаний, прием там и проводы обратно были проведены без всяких удобств.

Собаки-участники

Нельзя похвастаться и безупречностью «плацдарма» состязаний — угодьями Плещеевского охотничьего хозяйства Московского общества охотников, расположенными на юге Ярославской области. Многодневные дожди, закончившиеся только к утру 1 сентября, привели к тому, что луга в пойме реки Кубри, на которые строился основной расчет, оказались затопленными речкой, вышедшей из берегов. Холода и резкие ветры накануне состязаний стронули местного дупеля и привели на луга мешавших настоящей стильной работе собак пролетных турухтанов. С полей, как по наущению, внезапно исчезли перепела, по которым предполагали испытывать собак степных районов. В распоряжении судей для работы собак остались уже упомянутые досадные турухтаны, довольно «строгие» бекасы, да еще не предусмотренные положением о состязаниях и не выходящие из чащи леса тетерева и плохо подготовленные к выпуску подсадные перепела.

В первый день состязания проводились по залитому не менее чем на 15—20 сантиметров водой лугу с невысокой отавой, где размещались бекасы и мешали турухтаны. В последующие дни это место превратилось в «озеро» и собак водили на испытания за 4 километра по напольным болотцам, где были одиночные бекасы.

Вместо обычных трех судейская комиссия состояла из пяти судей всесоюзной и республиканской категории при шестом — запасном. Председателем судейской комиссии был А. А. Чумаков (Москва), членами: Б. А. Калачев (Москва),

К. П. Нестеренко (Ленинград), Л. Э. Рейхман (Харьков) и Л А. Цицишвили (Тбилиси). Запасным судьей был А. Г. Шапатин (МСХ СССР). Расширенный состав высококвалифицированных судей способствовал обмену опытом и знаниями. Но хождение за испытуемой собакой семи человек (ведущего и судей), особенно по воде при «строгой» птице, не всегда желательны.

Много хлопот доставили грузинские собаки, заявленные «по перепелу». Дикий перепел ушел, в подсадные настолько зажирели, что не желали улетать. Проба собак по ним ничего утешительного не дала. Только в последний день представители грузинских охотников рискнули пустить своих питомцев по бекасам, с которыми все четыре «незнакомые» с этой птицей собаки весьма успешно справились. Только харьковской гостье — Диане попался бойкий, отлично перемещающийся перепел, позволивший расценить собаку «по степной дичи».

По сравнению с прочими собаки, выступавшие в первый день по сплошной воде, оказались в невыгодных условиях и не смогли проявить как надо все свои качества. Пострадали и, вероятно, не добрали баллов ленинградские пойнтера Рек и Мизгирь. Может быть, незаслуженно «провалился» короткошерстный легаш Гектор, на которого очень рассчитывали туляки.

Несмотря на указанные трудности и неполадки, испытать удалось всех собак, причем каждая имела не меньше двух работ (таблица):

Таблица результатов

Графы расценочной таблицы достаточно подробно отражают качества выступления каждой собаки. Но все же стоит особо упомянуть некоторых из них.

Сильное впечатление оставил великолепный стиль крапчатого сеттера Абрека (Тбилиси). Уже после испытаний этот победитель состязаний на глазах судей дал отличную, очень дальнюю и четкую работу по выводку впервые им в жизни встреченных тетеревов, к сожалению в зачет не попавшую.

С подкупающей легкостью работала молодая, многообещающая ленинградская крапчатая Ирма.

Отлично прошедший в невыгодных условиях пойнтер Рек на более легких местах мог бы пройти еще лучше.

Неожиданная неудача постигла полевого чемпиона пойнтера Суру, имеющую три диплома I степени. Она погнала своего второго, хорошо причуянного бекаса.

За успешное выступление своих собак (4 диплома на 4 собаки) Союз охотников Грузии «Монкавшири» награжден аттестатом и первым призом Управления по заповедникам и охотничьему хозяйству МСХ СССР. Второй такой же аттестат и второй приз увезли в свое общество ленинградцы, добившиеся четырех дипломов на пять собак.

Первый егерьский приз присужден Г. П Бабашвили (Тбилиси), второй А. И. Богомолову (Ленинград) и третий его ученику И. С. Кутькову (Ленинград).

За умелую постановку и ведение собственных собак призами награждены охотники-спортсмены: первым призом — Ф. В. Правдин (Тула), вторым — И. И. Аникеев (Москва), третьим — И. И. Васнецова (Москва) и четвертым — К. М. Петров-Полярный (Ленинград).

Пожелаем, чтобы в недалеком будущем были вновь организованы всесоюзные полевые состязания собак как легавых так и гончих, учтя некоторые недочеты при организации проведенных состязаний.

Б. Калачев, судья всесоюзной категории, «Охота и охотничье хозяйство», №11, 1956.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.