Нырковые утки

27 января , 2017

В предыдущем очерке (см. журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 5, 1957 г.) мы познакомились с теми нырковыми утками, которые связаны преимущественно с материковыми водами. Но есть нырки, которые ведут преимущественно морской образ жизни.

Морянка близка по величине к обыкновенной чернети. Оперение этого красивого нырка состоит из сочетания черного, бурого и белого цветов; весенний селезень отличается, кроме того, удлиненными, словно шилья, средними рулевыми.

Морянка — типичная птица приполярной зоны. Она многочисленна на гнездовье в тундрах Старого и Нового Света, на островах Арктического моря. Нельзя представить себе зеркальное тундровое озерко с его кочковатыми мшистыми берегами без морянки, поражающей своей удивительной доверчивостью…

Утка морянка

Неподалеку от водоема под прикрытием полярной березки располагает морянка свое просто устроенное гнездо. Яиц чаще всего 6—7, иногда больше. К концу их откладки в гнезде накапливается много темн&-коричневого пуха. Самка сидит так крепко, что нередко позволяет взять себя руками. Едва вылупившиеся птенцы обсохнут, как утка уводит их на воду. Здесь и протекает их совместная жизнь вплоть до подъема на крыло, когда молодые вместе с матками улетают в море. Там они проводят время до отлета. Магистральные пути пролета морянки идут вдоль морских побережий. Однако немало молодых птиц летают и вдали от моря — по рекам и озерам Сибири и Казахстана. До сих пор остается загадкой, где эти, следующие материковыми путями, птицы зимуют? Замечательно, что крупные стаи морянок и на весеннем пролете наблюдаются подчас в тех же местах, что и осенью.

В питании морянки преобладают животные корма — различные ракообразные и рыбы, придающие неприятный привкус ее мясу.
Особняком среди нырковых уток стоит пестро окрашенная каменушка с ее необычным ржавокаштановым и синевато-аспидным оперением, свойственным самцу в брачном наряде (самка однообразно бурая с беловатыми пятнами на боках головы). Эта птица обитает в Восточной Сибири от Лены и Байкала до Берингова и Охотского морей. Каменушка всюду немногочисленна, если не считать верховьев Колымы, где она обычнее других нырков. Это — типичный обитатель сибирского высокогорья; здесь она гнездится на быстрых речках гольцовой зоны. Как только закончится гнездовой период, взматеревшие молодые вместе с матками, как и морянки, улетают на море, где проводят остальное время года. Там они встречаются с прошлогодними неполовозрелыми птицами, в первую весну жизни не достигающими гнездовой территории.

Утка нырок

Еще теснее связаны с морем своеобразные черные нырки — синьги и турпаны. Они резко выделяются среди нырковых уток черной окраской взрослых селезней (оперение самок и молодых птиц однообразно бурое). Особенностью этих нырков являются, кроме того, вздутия у основания надклювья — в них расположены железы, выделения которых смывают соленую мор скую воду со слизистой оболочки носовой полости.

Область гнездования обыкновенной синьги охватывает Скандинавию, тундры Европы и Сибири вплоть до р. Лены. Далее к востоку она сменяется близкой тихоокеанской синьгой, распространенной до Охотского и Берингова морей с переходом на американский континент.

Утка синьга

Синьга прилетает весною позднее других уток. Уже давно кончился пролет шилохвостов и свиязей, уже не так дружно летит чернеть, как появляются стаи этих уток, черных, словно головешки. Они летят плотными табунами, строго придерживаясь открытой воды.

Гнездится синьга в тундре, устраивая гнездо, как и морянка, неподалеку от воды на земле под прикрытием низкорослых полярных ив и березок. Однако большую часть года синьга проводит на море, где и линяет. На зимовку и обратно синьга следует в основном морскими путями.

Такую же пару, как обыкновенная и тихоокеанская синьги, образуют сходные с ними по окраске, но более крупные обыкновенный и горбоносый турпаны. Они отличаются от синьги резко выделяющимся белым зеркальцем на крыле. У селезня, кроме того, имеется небольшое, но приметное белое пятнышко за глазом.

Распространение обыкновенного турпана в общем сходно с синьгой, но в Зауралье граница его гнездовья спускается далеко к югу, заходя в лесную и лесостепную зоны. Изолированные колонии турпана найдены также на озере Севан (Армения) и на некоторых озерах Грузии. На северо-восток обыкновенный турпан распространен до р. Хатанги, где заменяется близким к нему горбоносым турпаном, идущим далее до Тихого океана.

Турпаны питаются преимущественно моллюсками и рыбой. Биология этих нырков до сих пор слабо изучена по причине относительной редкости их внутри материка и трудности наблюдений за ними в открытом море.

Последний вид нырковых уток — савка. Она резко отличается от других нырков удлиненным ступенчатым хвостом из узких, жестких рулевых, который держит, в противоположность своим собратьям, круто вверх. Так же торчком поставлена у нее и шея. Уже издали бросается в глаза своеобразный облик савки: два вертикально торчащие столбика (шея и хвост), соединенные узкой, едва выступающей из воды полоской туловища.

Вот почему любой охотник, даже впервые увидевший эту птицу, ни с кем ее не спутает. Селезни савки отличаются от уток белой головой (с черным теменем); туловище тех и других пестро окрашено в серые, бурые и коричневые тона. Клюв самца замечателен своей ярко-синей окраской; ничего подобного нет ни у одной нашей птицы. Он словно отражает южное синее небо родины этой африканской птицы. Однако у убитой птицы уже через несколько минут синева клюва тускнеет, темнеет, а спустя пять-шесть часов переходит в свинцово-серый цвет. У музейных экземпляров савки клюв темно-бурый.

Утка савка

Обитая в северной Африке оседло, савка местами гнездится в южной Европе, Средиземноморье. На нашей территории она распространена от дельты Волги и Заволжья через волжско-уральские пески до Аральского моря и далее в бассейнах Аму- и Сыр-Дарьи, на Балхаше, на степных озерах Северного Казахстана вплоть до озера Чаны. Одиночные птицы встречены летом (т. е. в гнездовое время) далеко к северо-востоку, в верховьях Енисея.

Соответственно своему южному происхождению савка прилетает к нам и приступает к гнездованию очень поздно. Свои небольшие пло-вучие гнезда она устраивает среди непроходимых зарослей тростника. Кладка состоит из 5—6 необычайно крупных грязно-белых, напоминающих гусиные яиц с крупно-зернистой скорлупой. Замечательно, что никому еще не удавалось застать самку савки насиживающей. Это дало повод предполагать, будто она почти не насиживает яйца, а развитие зародышей происходит под .действием солнечного тепла.

Уже поднялись на крыло молодые широконоски и серяки, заканчивают линьку селезни голубой чернети, а савки все еще водят пуховых птенцов… Когда же успевают взматереть молодые и перелинять старые птицы? Никому из наших орнитологов так и не удалось добыть савку во время линьки маховых… Уж не улетает ли она линять на зимовку?1

Охота на нырков во многих отношениях отличается от стрельбы речных уток. Нырков лишь случайно добывают на перелете, на утренних и вечерних зорях. Это и понятно: нырки кормятся, как сказано выше, исключительно на чистой воде. Для стрельбы нырков на перелете надо выбирать косы, вдающиеся в плесо полосы тростников. На таких мысках, над которыми пролетают нырки, не в меру азартный охотник может сжечь немало патронов; дельный же охотник стреляет куда реже: птица большей частью идет слишком высоко.

Центральное место в охоте на нырковых уток занимает стрельба их из шалашей с расставленными поблизости чучелами. Она основана на общительности нырков, охотно подсаживающихся к спокойно плавающим собратьям. Чем ближе к линии перелета нырков поставит охотник свою лодку или шалаш, чем дальше он сумеет выставить чучела, тем успешнее будет его охота.

Хорошее чучело вовсе не должно в точности копировать размеры и очертания данного вида нырка. Напротив, желательно, чтобы оно было покрупней и более грубой, угловатой формы. Такие чучела птицы замечают на большом расстоянии. Неплохо при этом усилить бросающиеся в глаза отметины — пятна на щеках гоголя, крыловые зеркальца турпана и чернети. Важен и «видовой» состав чучел.

Для средней полосы СССР можно рекомендовать следующий набор: гоголь — 2, хохлатая чернеть — 4 и голубая чернеть — 2 чучела. Этот набор должен состоять из наиболее заметных на расстоянии самцов, к которым неплохо добавить самку гоголя или чернети.

Большое значение для успеха охоты имеет правильная расстановка чучел. Следуя против ветра и «сделав .разворот», нырки должны иметь достаточно места, чтобы опуститься на воду непременно перед чучелами. Иначе, перелетая их, птицы легко обнаружат обман и мгновенно взмоют вверх.

Кормящихся на небольших речках и озерах нырков можно изредка добыть и без помощи чучел. Заметив ныряющих птиц где-либо неподалеку от берега, охотник подползает к воде, пользуясь естественными укрытиями. Здесь нужно терпение: малейшая неосторожность — и нырки уходят без выстрела. Когда берег будет недалеко, а все птицы исчезнут под водой, охотник вскакивает и стремглав бросается вперед. Теперь стоит ныркам показаться на поверхности, как тут же последует вознаграждающий все усилия охотника дублет.

На небольших извилистых речках в ветреную погоду к ныркам удается подъехать на лодке, пользуясь тем, что они поднимаются только против ветра. При подъезде на открытой воде надо маскировать лодку тростником. На побережье Финского залива, где для этой цели используют широкие, устойчивые на воде подъездные челны, охотник нередко скрывается за парусом; такая
охота менее добычлива, чем с чучелами, но представляет большой спортивный интерес: помимо всего, требуется уменье управлять лодкой, отлично стрелять. Нырки очень крепки на рану, поэтому для охоты на них лучше применять тяжелые ружья с кучным, резким и дальним боем.

Стайный инстинкт нырков усиливается осенью. Тогда по утрам они особенно хорошо идут на чучела. Но еще заманчивей охота на нырков в ледостав, когда приходится пользоваться последними, оставшимися на глубоких местах полыньями. Нелегко и небезопасно пробиваться на обледневшей лодке к такой полынье. Охота возможна только в том случае, если у края полыньи сохранилось хоть немного пожелтевшего тростника или осоки для маскировки. Сидящему в шалаше охотнику приходится не только следить за подлетом уток, но и бороться с леденящим ветром, а то и со снежной метелью. Чучела покрываются ледяной коркой, тяжелеют и перевертываются; приходится выезжать из шалаша и обивать с них лед веслом или палкой. Но если охотник преодолеет эти трудности, он вознаградит себя отличной охотой: в это время летят плотные стаи наиболее крупных и упитанных нырков, замыкающих волну пролета.

Такая охота бывает не каждый год, длится всего день-два, но запоминается на всю жизнь.

Проф. В. Ларионов, а. Чельцов, «Охота и охотничье хозяйство» №9, 1957.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.