О сайгаках

18 июля , 2017

Широко раскинулись привольные калмыцкие степи. На их просторах пасутся тысячные стада степных антилоп-сайгаков.

Еще в XVIII веке естественный ареал сайгаков занимал площадь, простирающуюся от подножий Карпат до предгорий Алтая. Северная граница ареала заходила даже в область лесостепи. Мясо сайгаков прекрасно на вкус; вместе с тем ценятся их рога. В прошлом веке они сбывались в Китай, где применялись для изготовления лечебных препаратов, как и рога марала, пятнистого оленя и изюбря.

Охота на сайгака носила до революции хищнический характер.

В целях сохранения сайгаков от полного уничтожения в 1923 году был введен повсеместный запрет их добычи. Запрет охоты и охрана сайгаков в течение почти 30 лет обеспечили непрерывный рост их численности и расширение ареала.

В настоящее время сайгаки распространились по всей степной части Нижнего Поволжья — Калмыцкой автономной области, Астраханской, Сталинградской, Ростовской областей, Ставропольского края, Чечено-Ингушской АССР и в степных районах Казахстана — вплоть до Кустанайской области.

Данные учета показали, что сайгаки обладают высокой потентностью размножения. Так, в 1951 году сайгаков насчитывалось до 180 тыс. голов, в 1953 году до 250 тыс. и в 1956 году — до 450 тыс. Кроме того, до 250 тыс. сайгаков насчитывается в Казахстане.

сайгаки

Огромные стада сайгаков находятся в постоянном движении. Основным питанием их служит полынь и пырей, потребность в воде крайне незначительна.

С 1951 года начался промысловый отстрел сайгаков, когда было разрешено добыть 20 тыс. животных. Через пять лет (в 1956/57 г.) можно было отстрелять около ста тысяч голов. За шесть лет отстреляно 208 тыс. сайгаков.

Шкуры сайгаков представляют ценное кожевенное сырье, идущее на изготовление хрома. Если считать, что из одной шкуры при раскрое выходит до 4 заготовок на мужские ботинки, то это означает, что за последние годы добыча сайгаков, помимо улучшения снабжения населения мясопродуктами, позволила легкой промышленности дополнительно выпустить до одного миллиона пар обуви.

Нужно сказать, что отстрел сайгаков в 1951 году был организован крайне неудовлетворительно. Астраханское и Сталинградское общества охотников, которым поручался отстрел, не обеспечили правильной охоты. Широко распространилось применение истребительных способов: заганивание на легковых и грузовых автомашинах, отстрел из автоматического оружия, в результате применения которого до 70 процентов сайгаков уходили ранеными и затем гибли. Погони за сайгаками на автомашинах весной вызывали аборты и массовую гибель самок.

Браконьеры, которые пользовались часто государственными автомашинами, настигали животных на солончаках, и сайгаки, расходуя последние силы в борьбе с современной техникой, обессиленные падали сотнями. Хапуги подбегали к упавшим животным и ножами прирезали их.

Часто в погоне за сайгаками браконьеры разбивали машины и калечились сами.

Хотя за последние годы случаи незаконного отстрела сайгаков и сократились, но встречаются и сейчас. Госохотинспекции, не имея соответствующего автотранспорта, с трудом осуществляют борьбу с браконьерами.

Совет Министров РСФСР 10 августа 1956 года вынес постановление «О мерах по упорядочению использования поголовья сайгаков и регулированию их численности». В сентябре прошлого года было организовано Астраханское охотничье-промысловое хозяйство.

Промхоз осуществляет охрану поголовья сайгаков, регулирование их численности, организацию отстрела, занимается первичной обработкой продукции, сдачей ее торгово-заготовительной системе, а также проводит биотехнические мероприятия и другие работы, связанные с эксплуатацией хозяйства.

слежение за сайгаками

Организованный перед началом промысла промхоз занялся руководством отстрела сайгаков и оснащением пунктов на производственных участках.

Для подготовки к промыслу, были привлечены к организации бригад Астраханское, Сталинградское, Чечено-Ингушское, Ставропольское и Ростовское общества охотников.

Следует отметить, что в 1956 году серьезно отнеслось к подготовке бригад охотников к промыслу сайгаков только Астраханское общество охотников. Сталинградское общество охотников, приняв на себя организацию бригад, не обеспечило их подготовки и затем, когда нависла угроза невыполнения плана отстрела, вопреки запрещению допустило организованное нарушение установленного порядка отстрела сайгаков.

Председатель этого общества тов. Никуличев сам оказался в числе лиц, занимающихся незаконным отстрелом сайгаков.

Исходя из опыта прошлых лет, в сезоне 1956/57 года было разрешено два способа отстрела сайгаков, то есть отстрел сайгаков в дневное время нагоном отар грузовыми автомашинами на цепь стрелков, и в ночное время — с применением специальной фары. Разрешенные способы почти исключают возможность ухода подранков. Применение мотоциклов и легковых автомашин запрещено.

Сущность установленных способов отстрела сайгаков заключается в следующем. При обнаружении отары стрелки бригады (бригадир, фарщик, два или три стрелка) располагаются за естественными укрытиями {кочки, бугры). Автомашина заезжает за отару и на небольшой скорости теснит ее к цепи стрелков. При подходе отары стрелки успевают сделать чаще всего по два — три выстрела. Затем часть стрелков собирает подранков, а другие приступают к первичной обработке туш.

Охотясь ночью, автомашина идет по степи со скоростью 15—20 км в час., Фарщик в предполагаемом месте нахождения сайгаков включает поисковую фару. На расстоянии 300—500 метров и более сайгаков не видно, но заметно, как в темноте мелькают их глаза, отражая свет. Машина направляется наперерез и, сблизившись отарой, останавливается. Включается рабочая фара, и в ярком, ослепительном свете отара на мгновенье останавливается.

Стрельба ведется с расстояния не более 30— 40 метров, а иногда и ближе, что почти исключает возможность ухода подранков, а также обеспечивает выборочный отстрел животных.

Этот способ наиболее эффективен в темные ночи. Бригадой добывается за ночь до 100, а то и более сайгаков.

В 1956/57 году на производственных участках были оборудованы временные пункты приема и первичной обработки продукции отстрела.

Несмотря на организацию специализированного хозяйства в 1956 году, в нем имели место сущест-веные недостатки.

В наиболее ответственный период промысла вывозилось не более 50 процентов добываемой продукции. Торгово-заготовительные организации в прошлом году, как и раньше, не обеспечили получения холодильной емкости. Несвоевременный вывоз продукции приводил к тому, что мясо теряло товарный вид и подвергалось порче.

Астраханское общество охотников пошло на поводу рваческих элементов и выставило такое количество бригад, продукция которых в теплое время не могла быть своевременно вывезена. Лишь позже этот недостаток был с трудом исправлен. Работники общества, выехавшие в степь для культурного обслуживания бригад охотников, сами занимались отстрелом сайгаков и вынудили заведующего Сарпинским производственным участком принять мясо животных, когда был прекращен их отстрел. Принятые от указанных лиц сайгаки испортились и были зарыты как непригодные в пищу.
Промхоз организовал некоторые приемные пункты на производственных участках в местах, не пригодных для этих целей.

Перебазирование их вызвало остановку промысла в наиболее благоприятное для отстрела сайгаков время более чем на две недели.

Отсутствие сбыта субпродуктов на месте и невозможность их транспортировки на дальние расстояния также повлекло за собой неизбежные потери, исчисляемые не одним десятком тысяч рублей.

В двух пунктах (Северном и Сарпинском) торговозаготовительные организации долгое время не производили приема и засолки шкур сайгаков, что резко понизило их качество.

Бригады охотников Сталинградской и Ростовской областей при переходе сайгаков на земли Калмыцкой автономной области уходили от своих приемных пунктов на значительные расстояния, что увеличило расстояние перевозок более чем на 150 километров, а это отражалось на затратах по автотранспорту, качестве продукции и ее себестоимости.

Следует отметить, что наиболее организованно, несмотря на ряд существенных недостатков, промысел сайгаков производился бригадами Астраханской области, что явилось результатом повседневного контроля за этим делом со стороны Астраханского областного комитета КПСС и областного Совета депутатов трудящихся.

Промхоз располагает мотоциклами, автомашинами, оборудованными для отстрела сайгаков.

Работа промхоза не может идти успешно, пока не будут разработаны стандарт на мясо сайгаков и технические условия, без чего государственная промышленность не может принимать его в переработку. Мясо сайгаков неправильно приравнивается к козлине и баранине и поэтому к нему предъявляются при приеме те же требования, что и к мясу, получаемому на бойнях. Не следует забывать, что сайгак—это дичь. Совершенно неправильно, что мясо сайгаков поступает в торговую сеть только в городах и населенных пунктах в зоне их распространения, оно должно в основном идти в санатории, больницы, занять свое место в меню столовых и ресторанов как дичь.

Промхоз и госохотинспекции при содействии органов милиции в местах обитания сайгаков в кратчайший срок должны прекратить браконьерство, которое до последнего времени имеет место и наносит значительный ущерб государственному охотничьему фонду.

Организация такого хозяйства — дело новое и поэтому к нему должно быть неослабное внимание со стороны Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР и местных организаций.

Деятельность Астраханского промыслового охотничьего хозяйства как наиболее правильная форма сохранения и рентабельного использования поголовья сайгаков дает основания полагать, что она найдет живой отклик и поддержку широкой общественности— местных советских и партийных органов, обществ охотников и торгово-заготовительных организаций.

Ошибки 1956 года не должны повторяться в текущем году, тогда промысловое хозяйство даст стране еще большее количество мяса высокого качества и кожевенного сырья.

 

Б. Сорока «Охота и охотничье хозяйство» №8, 1957.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.