О стрельбе с открытыми глазами

13 мая , 2017

Современные руководства настоятельно рекомендуют стрелять из дробового ружья с обоими открытыми глазами. Это заметно повышает успешность стрельбы большинства людей, у которых один, обычно правый глаз является ведущим или направляющим. Однако встречаются лица, у которых явление ведущего глаза выражено слабо или отсутствует совсем. Заслуженный мастер спорта Б. Н. Свентицкий пишет о них, что этим способом «должны пользоваться и стрелки, у которых отсутствует направляющий глаз».

Между тем им бинокулярное (двуглазое) прицеливание дается с трудом и далеко не всегда приносит ожидаемую пользу.

К числу таких стрелков принадлежу и я. Тридцать лет упорной работы понадобились мне, чтобы овладеть бинокулярным способом стрельбы. Сотни досаднейших промахов и десятки неудачных охот сопровождали мою «переквалификацию». Спрашивается: стоило ли затрачивать столько усилий, чтобы в конце концов улучшить результаты стрельбы на каких-нибудь 10—15 процентов? Вероятно, нет! Другое дело, если срок обучения можно сократить до одного-двух месяцев.

Из ружья всегда целятся только одним глазом. Другой глаз при стрельбе из винтовки принято закрывать, а при стрельбе из дробовика удобнее держать открытым. В последнем случае нецелящийся глаз является как бы помощником, наблюдателем за мишенью.

Какие же преимущества дает глаз-наблюдатель, работающий одновременно с целящимся глазом? Прежде всего, «глядя в оба», стрелок видит мишень объемно, выпукло и благодаря этому лучше чувствует расстояние до нее. Острота зрения при этом повышается процентов на 20—25 и, естественно, возрастает точность прицеливания. Нередко стволы ружья заслоняют мишень от целящегося глаза; в этом случае глаз-наблюдатель информирует сознание о местонахождении мишени, стрелок получает возможность быстрее, точнее и успешнее произвести выстрел.

охота с двумя открытыми глазами

У бинокулярного зрения есть одна особенность — двоение зрительных образов. Прицельтесь одним глазом в любой небольшой предмет. Мишень, мушка и середина планки окажутся на зрительной линии глаза, а их изображения лягут на центральную ямку сетчатки (рис. 1). Закройте целящийся глаз и откройте другой, по-прежнему концентрируя внимание на мишени. Теперь на центральную ямку ляжет изображение только одной мишени, а изображение мушки и всего ружья будет проектироваться в стороне от цели. Если, не меняя положения ружья, теперь открыть и второй глаз, то мушка и ружье дадут двоящиеся изображения. Они будут частично перекрываться, казаться прозрачными,просвечивающими одно сквозь другое. Изображения планки (рис. 2) удалены одно от другого и не могут помешать целиться, но зато мушки почти неразличимы, лежат близко одна от другой и создают основную помеху при бинокулярном прицеливании.

Если импульсы, идущие от одного глаза, вызывают в сознании более яркие зрительные образы, чем импульсы, идущие от другого, то стрелок практически не замечает двоения мушки и планки, т. е. имеет хорошо выраженный направляющий (господствующий) глаз и без малейшего усилия переходит к бинокулярному способу стрельбы. Важно только установить, какой именно глаз, правый или левый, является господствующим.

При отсутствии же ведущего глаза двойные изображения видны настолько отчетливо, что мешают стрелять. Прицеливаясь, стрелок не знает, какой из двух мушек следует воспользоваться. Он инстинктивно переводит взгляд на мушку. Последняя перестает двоиться, но зато раздваивается мишень. В результате следует запоздавший выстрел и неизбежный промах.

Лично мне не помогли ни большой палец руки, держащей цевье (поднятый вверх он, как ширма, заслоняет мушку от нецелящегося глаза), ни оправа от очков, в которой перед нецеля-щимся глазом поставлен желтоватый целлулоид. Оба рецепта давали прекрасные результаты только пока применялись; стоило же их оставить, как двоение мушки мгновенно возобновлялось.

Овладеть стрельбой с двумя открытыми глазами мне удалось случайно. Стреляя с обоими открытыми глазами по сидящей птице, я направлял ружье в цель, пользуясь исключительно мышечным ощущением, как при стрельбе из рогатки или лука. Двоящуюся мушку игнорировал полностью. В момент выстрела под целью вдруг стала обрисовываться одна из «двух» мушек. Она позволила делать мне небольшие поправки. После этого опыт был повторен весной на строгих пролетных бекасах. И в этом случае «нужная» мушка оказывалась значительно ближе к мишени, чем «ненужная». Теперь уже не приходилось выбирать между двумя мушками: чисто инстинктивно бралась ближайшая. Результаты оказались более чем удовлетворительными. Первыми 22 выстрелами было взято 11 птиц. Необходимо лишь напомнить, что этот метод почти граничит со стрельбой «на вскидку» и возможен лишь при условии безупречно прикладистого ружья.

К. Мартино г. Казань, «Охота и охотничье хозяйство» №6, 1957.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.