Охота на буйволов в Австралии

6 июля , 2016

Как-то в компании с австралийским репортёром Миком Матесоном зашёл разговор об охоте. Вскоре мы плавно перешли к австралийской глуши, бушу и, конечно, водяным буйволам, пасущимся на затопляемых равнинах Северных территорий. На вопрос о стоимости экспедиции Мик заявил: «С настоящими друзьями можно сократить расходы, как только вернусь в Австралию, свяжусь с тобой».

Охота на буйвола

Две недели спустя получаю от Мика письмо с адресом Грега Пенникотта – профессионального австралийского охотника (PH – Professional Hunter) на буйволов и прочую дичь. Не откладывая дела в долгий ящик, созваниваюсь с Грегом и договариваюсь об охоте на начало сентября следующего года. Мне предлагается на выбор: либо трофей – крупный бык, либо охота с подхода, которая позволит застрелить с десяток самок буйвола и кабанов. Правда, тут же профи добавляет, что охота на буйволиц в конце сезона довольно проблематична, так как они образуют семейные группы и при защите молодняка становятся практически неуязвимы для дальнего прицельного выстрела. В апреле Грег прислал документы, необходимые для ввоза в страну моей винтовки. Потребуется две недели на получение официальных документов, включая карточку с фотографией, которая будет моим австралийским разрешением на ношение оружия. Перевозка оружия на борту самолёта некоторых авиакомпаний иногда становится кошмаром, поэтому я решаю лететь из Марселя во Франкфурт на рейсе Lufthansa, а затем по направлению на Дарвин через Сингапур на рейсе Австралийской авиакомпании Qantas. Остаётся заплатить 180 евро за право провоза винтовки через Сингапур. Проблема быстро решается при посредничестве компании Qantas и агентства, в котором я забронировал билет.

Признаюсь, у меня богатый опыт охоты на европейскую дичь и дичь Северной Америки, но вот с австралийскими буйволами придётся столкнуться впервые. Жадно читаю всё о буйволах и охоте на них. DVD «Совершенный выстрел» Кевина Робертсона помог изучить убойные места этого крепкого на рану зверя. Я выбрал оружие, которое многие теперь считают вышедшим из моды, – винтовку «Винчестер» М71 под патрон .50 Alaskan Wildcat, изготовленную Филиппом Пиронином в оружейной мастерской Lechkine. Это мощный «уайлдкет», доведённый до ума на Аляске в конце 1950 годов, который останавливает гризли. Ранее это оружие успешно использовалось в Африке Элмером Кейтом, известным американским охотником, предпочитавшим крупные калибры.

Отъезд из Марселя назначен на 6 сентября с прибытием в столицу Северной территории – Дарвин 8 числа в 4.30 утра. За десять дней до отъезда Грег прислал мне электронный билет на внутренний рейс австралийской авиакомпании. Вылетаю из Дарвина в 8.30 рейсом продолжительностью два часа в направлении Острова Элчо. Оттуда новый короткий получасовой перелёт на местном самолёте на континент – полуостров Арнемленд. Благодаря «всемирной паутине» знакомлюсь с автономной территорией, куда направляюсь и которая управляется не столько в соответствии с австралийским законодательством, сколько в соответствии с законодательством аборигенов. Регион, по величине в три раза превышающий Бельгию, практически пуст, за исключением юго-западной части около Катарины и её знаменитых ущелий. Вместо дорог несколько троп и небольшие посадочные площадки из красного грунта – всё, что позволяет попасть на полуостров Арнемленд. Небольшие сообщества аборигенов, редкие белые австралийцы (гиды, преподаватели, геологоразведчики, рудокопы) населяют 97 000 км² этой дикой зоны. Побережье находится во владении акул и гигантских скатов, а также морских крокодилов, которые всё больше и больше продвигаются вглубь континента. Буш заселён водяными буйволами и кабанами. Само собой, встречаются кенгуру, ящерицы, змеи и многочисленные птицы. В самолёте между Сингапуром и Дарвином мне удалось хорошенько выспаться, и на место я прибыл в отличной форме. Пройдя миграционный контроль и проверку оружия, я зарегистрировался на рейс на остров Элчо. Подкрепившись крепким «завтраком», вновь поднимаюсь на борт для следующего перелёта и в 10-30 прибываю в Элчо. Быстро нахожу и встречаю своего пилота местной авиалинии.

Австралия: Площадь:7686860 км , 6-я страна мира по площади Население: 22475500 жителей (по данным на 2010 год), из которых 517000 аборигены Разница во времени: от +8 до +11 часов Северная территория (Northern Territory): Площадь:1300000 км Население: 221000 жителей, наименее населённая провинция Австралии Города: Дарвин (111300), Пальмерстон (29000), Эллис Спрингз (23300) Климат: тропический, полупустынный и пустынный Охраняемые парки: 53500 км Полуостров Арнемленд (Arnhem Land): Площадь: 97000 км Автономная территория, управляемая аборигенами. Передвижение и поселение регулируется законами племенных советов. Что посмотреть и чем заняться в Дарвине: Музей Авиации, Крокодиловая ферма, Музей второй мировой войны, морская рыбалка, экскурсии на Катарину и её знаменитые ущелья.

Взвешивание, загрузка самолёта Cessna, ещё 25 минут полёта, и, наконец, я почти у цели. Cessna приземляется на полосе земли Мапуру. Как в заправском боевике, меня уже поджидает «Тойота» с Грегом и Марком. Техасский говор труден, но австралийский требует значительного периода привыкания. Несмотря на это, мы знакомимся в течение полутора часов дороги к лагерю. По пути замечаю своих первых буйволов: впечатляет, не представлял, какими большими они могут быть… Занимаю комнату, принимаю душ, быстро перекусываю, и мы договариваемся о первом выезде во второй половине дня. После короткого восстановительного сна подготавливаю видеоаппаратуру и всё необходимое снаряжение: бинокль, фотоаппарат, винтовку и боеприпасы. Оба гида не просто удивлены, а поражены моим «винчестером»: такого клиента они ещё не встречали! Мы садимся в небольшую «Сузуки». «Угодья Грега» (назовём их условно так) простираются на 7000 км² лесов, буша, затапливаемых равнин, а также многочисленных ручейков, так называемых небольших рек, которые практически иссушены в конце этого времени года. Потрясающая, живописнейшая местность для французского охотника, попавшего в малонаселённые районы Австралии!

Австралийский буйвол

Через полчаса езды на джипе через буш мы прибываем на опушку леса, на краю огромной затапливаемой равнины. В конце засушливого сезона растрескавшаяся земля, изрытая тысячами копыт, бесплодна и тверда как бетон. Сероватая, иссохшая трава и несколько луж привлекают водяных буйволов, которые проходят эти просторы с группами буйволиц и молодняка. Крупные быки ходят по одному или по двое. Нет никакого прикрытия, чтобы незаметно приблизиться к животным. Грег объясняет мне, что большая часть крупных быков добывается только при подъезде на автомобиле за исключением начала сезона. Но я отбрасываю это предложение, хочу охотиться «самотопом», с подхода. Мы разрабатываем тактику: осторожно продвигаясь пешком через буш, будем пробовать приблизиться к группе самок настолько, чтобы выстрелить наверняка. Легче сказать, чем сделать. Как только первое стадо буйволов почувствовало нас, оно тут же достигло высокого растительного покрова, скрылось из глаз и ушло дальше по равнине. Так повторилось несколько раз. После трёх неудач подряд, мне показалось, что Грег не на шутку засомневался в успехе нашего предприятия. День медленно угасал. Вдруг мы заметили группу из четырёх буйволиц на «поляне» размером около 100х100 м, на незначительном расстоянии за стадом следовал очень крупный бык. От нас до животных около 700 м. Ветер дует благоприятный – от зверей прикрытием нам служат небольшие эвкалипты, пальмы и термитники. Быстро и бесшумно подбираемся к буйволам, которые щиплют траву, приближаясь к опушке. На последних метрах мы несколько замедляем темп, чтобы не хрустели листья и сухая трава. Грег пропускает меня вперёд: до животных всего 60 метров, палец импульсивно ощупывает спусковой крючок моего «винчестера». Буйволы нас не видят, но старшая корова чуть беспокоится, нюхает воздух и смотрит в нашу сторону. Бык продолжает спокойно щипать траву. Грег даёт мне сигнал стрелять, но нет, я хочу подойти ближе. Делаю десяток шагов вперёд, животное как раз напротив меня, пользуюсь моментом, когда бык отворачивается, чтобы подойти ближе ещё на 15 метров. Бесшумно кладу ствол винтовки на сук небольшого эвкалипта. Мушка останавливается на широкой груди буйвола, вдох-выдох, плавно тяну спусковой крючок, неожиданный выстрел застаёт меня врасплох.

Щелчок выстрела и шлепок попадания почти сливаются – тяжёлая Hawk весом 450 гран приходит точно в цель. «Отличный выстрел», – кричит Грег. Буйвол шатается, падает, встаёт и, наконец, валится с копыт. «Бей другого», – шепотом кричит гид, пока остальные животные устремляются к зарослям. Я разворачиваюсь вправо, поднимаю «винчестер», перекрестие прицела ловит лопатку второго буйвола, пускаю пулю и этому: хорошо вижу – попал, но тут же понимаю – немного обзадил. Подранок, обидно.

Оружие для охоты на буйвола: На полуострове Арнемленд я использовал карабин «Винчестер» М71, изначально разработанный под патрон .348 Win. Винтовка была переделана моим другом, французским оружейным мастером Филиппом Пиронином, под патрон .50 Alaskan Wildcat, созданный на Аляске Гаральдом Джонсоном де Куперс Лендинг в 1950 годах. У этого оружия тяжёлый ствол от компании Lothar Walter длиной 51 см для некоторой компенсации отдачи. Так как готовых патронов .50 Alaskan wildcat во Франции нет, я разработал свои с гильзами марки Starline (США), финским порохом Vitahvuori VN120 и двумя разными типами пуль: Hawk весом 450 гран (29,15 г) и Woodleigh весом 500 гран (32,4 г). Скорость пуль составляет порядка 630 м/сек (для Hawk) и 610 м/сек (для Woodleigh). Средняя точка попаданий для обоих типов пуль на дистанцию 100 метров приблизительно одинакова.

Понемногу прихожу в себя, вновь возвращается прежняя тишина. Хорошо. Первый буйвол взят. Впрочем, нет, нужно немедленно найти ушедшего подранка, так как день быстро угасает. Грег действует уверено. Спрашивает, хочу ли я пойти вперёд, тогда он будет страховать меня немного сзади и правее под прикрытием своего Sako .375H & H. Что за глупый вопрос? Конечно, я хочу пойти вперёд, адреналин захлёстывает, именно для этого я здесь. В этой части леса земля влажная, местами даже топкая. По следам видно – буйвол-подранок замедлил шаг, мы находим следы крови, её немного, она на земле и листьях, на высоте лопатки зверя. «Хорошо попал», – соображаю по пути, и вскоре, ориентируясь более по слуху, нежели по следам, через 150 метров нагоняем зверя. Раненое животное прислонилось к небольшой пальме. Приближаюсь и стреляю в шею, буйвол падает, затем делаю контрольный выстрел в голову. Всё кончено, несколько секунд мы стоим молча, напряжение постепенно спадает, хотя меня немного пошатывает. Грег хлопает меня по плечу: «Отличная стрельба, пора сделать фото». После этих слов наконец-то реально осознаю, что я охотился, что я добыл, что мне остаётся ещё 7 дней, чтобы воспользоваться этими живописными просторами. Я счастлив! На следующий день мы идём ловить «белого морского окуня» и ставить ловушки на крабов – это прекрасный способ разнообразить австралийскую «повседневность». Грег и Марк показывают мне новый строящийся лагерь.

10 сентября Грег решил поехать на юг полуострова. Я же остаюсь с Марком, бывшим подводником военно-морского флота Австралии, так сказать супергидом, имеющим разнообразный опыт. Он охотился в Европе, Северной Америке, был проводником в Новой Каледонии. Сейчас работает гидом в Австралии и Новой Зеландии. Это великолепный специалист в охоте на разные виды оленей. Мы отвезли Грега на взлётную полосу, а затем переезжаем в угодья, хорошо известные Марку. Сегодня будем охотиться в буше. Растительность здесь более пышная, благодаря оставшимся лужам и наличию небольшого затенённого ручья. Пытаемся найти группу буйволов, которых будем преследовать. Привычные глаза моего гида быстро обнаружили стадо. Оно насторожено и медленно углубляется в заросли. Мы выжидаем минуту, теперь моя очередь идти вперёд. Марк остаётся позади меня со своим стареньким магазинным карабином Brno .416 Rigby. Иду по тропе, которую до этого проложили шесть буйволиц. Жарко, около 35° С, белые и чёрные какаду, вороны и другие птицы шумно взлетают, демаскируя нас. Когда речь заходит об Австралии, многие обычно представляют кенгуру, ящериц, ядовитых змей, больших пауков. И тем не менее пока я углубляюсь в буш, ничего этого мне не встречается. Напротив, я знакомлюсь с другой, настоящей австралийской природой, о которой мало рассказывают путешественники. Вот древесные зелёные муравьи, каждый раз, когда я дотрагиваюсь до кустарника или низких веток эвкалипта, эти чёртовы насекомые налипают на руки и шею, скользят по спине. Жуткое ощущение. Их жгучие укусы заставляют нас помогать друг другу, чтобы по мере продвижения избавляться от них. Лично я бы предпочёл столкнуться со змеями! В лесу стволы деревьев, почернённые гарью, сливаются с термитниками и игрой теней, которые заставляют меня видеть буйволов там, где их нет вовсе. Такая вот игра воображения! Марк улыбается – это он всё проходил давным-давно. Проводник уверенно ведёт меня вперёд. Здесь, в Австралии, нет помощников, прокладывающих тропы, как в Африке. Меня это вполне устраивает, поскольку приходится выкладываться по полной, использовать все свои обострённые чувства и способности, по-настоящему охотиться, а не просто стрелять по цели.

Бык буйвола

Постоянно посматриваю в прицел винтовки, корректирую свои «видения». Наконец замечаю буйволов. Вот они настоящие, огромные, живые статуи Арнемленда! Мы останавливаемся, стадо от нас в 150 шагах на небольшой, свободной от кустарника, «равнинке». Старая буйволица внушительна. Марк спрашивает, не хочу ли я воспользоваться его карабином. Настильная траектория пули мощного патрона .416-го калибра и просветлённая оптика Leupold обеспечили бы мне сравнительно лёгкий выстрел. Тем не менее я отказываюсь от предложения, попробую всё же подойти на 100 метров, чтобы использовать возможности своего переделанного «винчестера» Alaskan. Марк остаётся чуть позади, при возникновении проблем он сможет помочь; хотя, с другой стороны, следование за мной по пятам увеличивает риск «подшуметь» осторожных животных. Решаю идти в одиночку. Если появится возможность, буду стрелять в нескольких животных. Буйволы спокойны, не подозревают об опасности. В бинокль вижу их хвосты и уши, которыми они машут, отгоняя полчища мух. Я продвигаюсь со скоростью старой пантеры, используя пустые термитники, чтобы спрятаться. И всё же шум моих шагов и шуршащих листьев настораживает буйволиц. Кенгуру, которого мы раньше не заметили, быстро пробегает передо мной. Пасущееся стадо медленно напрягается и разворачивается в моём направлении, их ноздри и уши пытаются обнаружить незначительный запах, самый лёгкий шум. Я вопросительно сморю на Марка. За пальмовыми куста- ми он де лает мне знак быстро стрелять. Подхожу ещё чуть ближе, сажусь на колено за серебристым стволом эвкалипта. Используя дерево в качестве опоры для руки, бесшумно сдвигаю предохранитель «винчестера». Мощное животное стоит напротив меня, кажется, что оно готово вот-вот убежать. Перекрестие прицела замирает в центре широкой груди. Нет, ещё немного выше, и, если повезёт, Woodleigh перебьёт позвоночник. Если же пуля обнизит, встретит сердце и лёгкие. При правильном исполнении такой выстрел очень эффективен, практически всегда смертелен. Прицел останавливается: полный вдох, я наполовину освобождаю лёгкие, подавляю все чувства и нажимаю на спусковой крючок… Моментально перезаряжаю ружьё, поднимаюсь, вижу – крупная самка шатается, другие быстро исчезают в зарослях. Продвигаюсь вперёд, стреляю в лопатку — буйволица падает. Марк позади меня в 10 метрах. Неожиданно другая самка, более молодая, поворачивается и возвращается к упавшему животному. «Стреляй!» – командует Марк. Приказ излишен. Стреляю ещё раз, буйвол падает, как сраженный молнией, с переломленными лопатками. Добавляю патроны в магазин, медленно продвигаюсь вперёд. Марк справа от меня, его .416 Rigby готов к любым неожиданностям. Нет, всё кончено – в десяти шагах друг от друга лежат на листве два буйвола. Неплохо для устаревшего оружия.

Гид поздравляет меня, я искренне благодарю его за вежливость, за его работу, за оказанное мне доверие и за то, что позволил мне охотиться так, как будто я был у себя дома. Марк отмечает буйвола на своём GPS и передаёт координаты Джо Вилсону, настоящему «Крокодилу Данди». Высокий, худой, аскетичный австралиец живёт в буше острова Арнемленд. Он собирает яйца крокодилов и продаёт животноводческим фермам. Много охотится на буйволов из-за дешёвого мяса, которое затем отправляет на фермы для кормления ящериц. Я встречаюсь с ним на следующий день. Его правая рука сильно повреждена. Недавно самка крокодила чуть не убила его. Спас пистолет, который всегда у него под рукой. Правда, стрелять Джо не стал, оружие послужило лишь распоркой, не позволившей крокодилу полностью сомкнуть челюсти. Этот настоящий парень – отчаянный человек, скромный и очень вежливый. Он предлагает мне принять участие в охоте «по- австралийски». Я соглашаюсь.

14 сентября мы забираем Билла, американца с Аляски. Он приехал сюда, чтобы завалить крупного буйвола – свой первый австралийский трофей. После обеда выезжаем на поиски крупных быков. Способ охоты Билла ничего общего не имеет с моей охотой. Тот факт, что он бывший парашютист, скрепляет знакомство. Завтра я буду сопровождать его в поисках трофея. Конечно, охота для меня не будет столь увлекательной, но это его охота. Маленькая «Сузуки» мчится по равнине, Билл сидит справа, он держит Sako .375 H&H Марка, я чаще стою, чем сижу – автомобиль несётся и постоянно перепрыгивает с бугров на впадины по сухой и затвердевшей земле. Мы часто и надолго останавливаемся в поисках трофея, который подойдёт Биллу, я стараюсь всё снимать своей маленькой камерой. Неожиданно Марк обнаруживает двух прекрасных быков, которые привлекают внимание и Билла. Чтобы не вспугнуть буйволов, гид делает маневр на джипе. Наконец он останавливается, Билл, не спеша, выходит, раздаются два выстрела из Sako. Всё, «фени- та ля комедиа», как говорят итальянцы. Меня охватывает странное чувство – пустота, грусть, непонимание. Я отгоняю свои мысли прочь, поздравляю американца. Он приехал сюда именно для этого, он счастлив, точка. После быстрой фотосъёмки помогаю Марку отделить тяжёлую голову с массивными рогами. Это тебе не фунт изюму, никакого сравнения с годовалым оленем! Как только работа закончена, мы укладываем трофей на автомобиль, возвращаемся в лагерь. После небольших замеров Марк заканчивает подготовку головы, я пользуюсь случаем и беру урок анатомии. К 15 часам мы отправляемся на охоту. Билл заинтригован моим «винчестером». Марк объясняет ему, что я постараюсь приблизиться к самке водяного буйвола через буш. Американец в замешательстве, он не понимает, когда я говорю ему про адреналин, про контакт, про погружение в природу, про инстинкт охоты. Нет, он останется в машине. Мы находим небольшую группу коров и телят, ведомых огромной буйволицей. Марк профессионально относит её к числу 20 первых мировых трофеев. Она гораздо крупнее, чем даже бык Билла. Мой гид уговаривает взять его карабин, животные нас ещё не видели, я могу без проблем стрелять на расстоянии нескольких сотен метров, если подойти ближе, буйволица убежит. Нет, я упорно хочу использовать только свой .50 Alaskan, попытаюсь приблизиться к группе, насколько это позволит местность и обстоятельства, метр за метром. Внезапно изменившийся порыв ветра встревожил стадо. Мы замираем. Я продолжаю путь один, Марк остаётся позади, он прикрывает меня. Я пытаюсь приблизиться на 50 метров, которые определил для себя, используя муравейники и кусты в качестве естественного прикрытия. Увы! Хитрая, многоопытная корова, сделав резкий разворот, увлекает за собой всё стадо, растворяясь в буше. На обратной дороге к машине я, вместо ускользнувшего рекордного буйвола, довольствуюсь уничтожением проклятых зелёных муравьев, постоянно кусающих меня в шею.

Пока мы болтаем, чёрный, как из преисподней, кабан удирает справа от нас, направляясь к зарослям. Кивком головы Марк отпускает меня одного, без страховки. Я слежу за зверем с помощью своего прицела. Кабан почувствовал себя в безопасности, укрывшись за сгоревшим стволом, и спокойно лежит на земле. Карабин плавно вкладывается в плечо, стреляю, здоровенный одиночка пробегает 10 метров и падает. Ставлю ружьё на предохранитель, достаю кинжал, чтобы прикончить его. Но вдруг кабан резко поворачивается и бросается на меня в свой последний в жизни спринт. Успеваю перевести предохранитель, стреляю, особо не целясь, пуля попадает ему точно в правый глаз. Когда побледневший Марк подходит, я уже начинаю разделывать тушу. Проводник здорово испугался: он предупреждал, что именно кабаны наносят охотникам повреждений больше, чем все остальные животные «зелёного континента», включая буйволов. Сделав несколько фотографий, мы забираем голову. Мясо несъедобно, эти кабаны питаются в основном падалью. В последующие дни у меня будет возможность завалить ещё двух свиней.

Охота в Австралии

17 сентября Последний день пребывания в зоне, американец Билл не хочет идти на рыбалку, поэтому мы отправляемся на поиски крокодилов, попавших в ловушку, чтобы сделать фотографии. Две крупных особи попались в пруду, видны только их выпученные глаза и ноздри. Фотографирую. Едем дальше. Жарко, на равнине марево, в котором перемещаются буйволы. Мы останавливаемся в эвкалиптовой роще, чтобы выпить содовой, и наблюдаем в бинокль за стадом. Внезапно мой взгляд привлекает группа грязных буйволов, появившихся из пруда, скрытого изгибом ландшафта, ещё мокрых, ведомых крупной самкой. Они достаточно далеко, в 700-800 метрах от рощи, и удаляются, перемещаясь параллельно опушке. Марк смотрит на меня: – Пойдёшь? – Я превысил свою квоту. – Ничего страшного, – говорит мне Марк. – Иди и бей самую крупную, ты можешь сделать это один, если ты это чувствуешь. Скажешь тоже, «если я это чувствую». Скрадывание, конечно, будет захватывающим, но мне придётся стрелять с более дальнего расстояния, чем всегда. Марк протягивает мне свою Sako с пулями Barnes. Он берёт мой «винчестер» и остаётся с Биллом, чтобы следить за охотой в бинокль. Я закрепляю свою камеру на поясе, бутылка воды в кармане, три запасных патрона, поехали.

Контактные данные: Грег Пенникотт: www.gregpennicottsafaris.com Марк Даддов: www.severnsafaris.com Грег и Марк помогут организовать охоту как с карабином, так и с луком не только на буйволов, но и на оленей, кабанов, красных оленей, замбаров, индийских замбаров, ланей, на свободных территориях или в парках, в Квинсленде или в Танзании. Они могут сопровождать вас в поисках крупных трофеев и в Новой Зеландии. Если эта охота вас заинтересует, включая поиски крупного трофея, нет смысла покупать специальное оружие для сафари. В Австралии, как и в Африке, калибр 9,3х62 имеет отличную репутацию. Ваш карабин под распространённый европейский патрон 9,3x74R тоже подойдёт. Конечно, карабин или двуствольный штуцер под патрон .375 H&H – это то, что нужно. Впрочем, калибры .338 Win или 8x68S тоже вполне подходят, лишь бы пули были подобраны для соответствующей дичи. Те, кто сами снаряжают боеприпасы, смогут подобрать их без проблем. В магазинах выбор огромный. Если вы, как и я, любите оружие со скобойрычагом Генри (lever action rifles), отлично подойдёт магазинная винтовка Marlin в калибре .45-70 или .450 при условии, что вы не будете использовать покупные патроны, а снарядите гильзы тяжёлыми, более надёжными пулями и, естественно, несколько сократите расстояние, с которого будете стрелять.

Используя прикрытия буша, быстро продвигаюсь вперёд, не выпуская животных из вида. Стадо периодически останавливается, чтобы пощипать зелёные ростки, пробивающиеся на равнине. Я пользуюсь этими остановками, чтобы приблизиться. Бриз, дующий с океана, помогает мне, к тому же освежая. Зелёные муравьи снова напоминают о себе. Чёрт подери, как же жарко! Моя футболка, вся мокрая от пота, прилипла к телу. Ещё 200 метров, и можно стрелять. Приближаюсь к опушке, чтобы найти удобное положение для выстрела, и вдруг стадо разворачивается и начинает уходить. С моим «винчестером» охота была бы окончена, но сегодня у меня преимущество. В руках Sako .375 H&H, плавно поднимаю её к плечу, перекрестие прицела ловит соединении шеи и левой лопатки крупной самки, стреляю. Животное спотыкается, но шатаясь, бредёт к бушу. Пробегаю метров пятьдесят. Раненая буйволица уже без сил, и я стреляю – 300-грановая пуля поражает зверя на уровне сердца. Перезаряжаю карабин, животное проходит ещё 30 метров и падает. Буш успокаивается от выстрелов, с меня градом течёт пот. Я добавляю два патрона в магазин, не спеша приближаюсь к зверю сзади. Кажется, что буйвол отдыхает, его ноги сложены, подбородок упёрся в землю, поддерживая в голову. Я дотрагиваюсь до глаза стволом, движения нет. Охота окончена. Кладу карабин и опустошаю бутылку «содовой», уже больше полудня. Медленно продвигаясь через буш, Марк и Билл подъезжают на небольшом джипе.

Завтра вылетаю в Дарвин, и через сорок восемь часов вернусь в шум и грязь своего родного города, а это тяжёло. К счастью, у меня полно видеоматериалов и волнующих воспоминаний.

Если для вас удовольствие от охоты измеряется глубиной бассейна или размером стакана коктейля, проходите мимо или обратитесь в агентство – пережитые мной приключения не для вас. Но если вы цените жизнь под открытым небом, простой комфорт лесного лагеря, простор, свободу, компетентного, дружественного гида и многочисленные выезды на охоту, дополненные рыбалкой, не сомневайтесь, обратитесь к Грегу и Марку. Вы не будете разочарованы.

Доминик


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.