Охота на дичь в Тверской области

13 января , 2016

Мы с Андреем люди занятые. Времена сегодня таковы, что работать приходится много. А лучший отдых для нас, позволяющий в полной мере восстановить здоровье и силы, — общение с природой, в том числе охота.

Тверская область охота

И вот прекрасным весенним утром, загрузив снаряжение в старенький «Террано», под аккомпанемент птичьих трелей мы отправляемся в дорогу. Наш путь лежит на запад, в самую глушь Тверской области, где добротно срубленный Андреем пахнущий смолой и свежим деревом дом примет охотников в свои объятия. Часов через пять мы на месте, в деревне на берегу озера Усодица. В тот же вечер, отметив встречу с друзьями и знакомыми, которых не видели почти полгода, отправляемся послушать вальдшнепа.

Эти лесные кулики каждый вечер на заходе солнца начинают свои брачные полеты в поисках самок. «Хрр-хрр», — раздаются волнующие душу голоса чертящих острыми крыльями зарю длинноклювых петушков. На этой особенности поведения птиц и основана охота. Она никогда не бывает особенно добычливой, но заслуженно считается одной из самых поэтических и волнующих.

«Хрр-хрр», — заслышалось где-то в стороне, и протянувший было мимо серый петушок подвернул к подброшенной Андреем шапке. Не многие охотники знают этот прием, а между тем вальдшнепы частенько подворачивают к подбрасываемым предметам, принимая их за вспорхнувших с земли самочек.

Итак, вальдшнеп обещает хорошую тягу, с озера раздается многоголосое утиное кряканье, а небо разрывают мощными крыльями косяки гусей. В такие мгновения невозможно ни спать, ни есть, ни говорить о чем-либо, кроме охоты. Наверное, именно это и есть настоящее счастье.

Утиная охота

Не успели погаснуть звезды, а мы уже спустили на воду надувную двухместную лодку, надеясь подстрелить к обеду пару-тройку упитанных селезней.

Резкое продолжительное «кррр-яя, кррр-яя», издаваемое моей подсадной уткой, весьма успешно привлекает табунки самой разномастной водоплавающей братии. Над головой постоянно слышится свист крыльев. Однако птицы пока не опускаются на воду и стрелять их нельзя, чтобы невзначай не попасть в самок. На воде же селезня всегда можно отличить по яркой расцветке оперения.

Стремительно спикировавший к подсадной белый, словно пароход, гоголь заставил сильнее забиться мое сердце. Я поймал селезня на мушку и секунду спустя хлесткий выстрел уронил на воду белоснежный пух его оперения. Почти в тот же миг раздались выстрелы на озере. Наиболее успешной утиная охота бывает на утренних и вечерних зорях, потому что днем от зорких глаз селезня не скроешься даже в шалаше.

Охота на тетерева

Одной из традиционных русских весенних охот является стрельба тетеревов на току.

На утренней и вечерней заре тетерева поют особенно азартно, а в токовании принимает участие наибольшее количество певцов.

Места токования тетеревов из года в год одни и те же. Возле такого токовища на широкой опушке леса еще с прошлого года стоят наши шалаши. Днем мы их слегка обновили, а на следующее утро, еще при свете звезд, зарядив ружья дробью №5 и облачившись в лохматые балахоны «гилли», заняли позиции.

Лишь только забрезжил рассвет, раздалось громкое хлопанье крыльев — это прилетел первый тетерев-токовик. Именно он провозглашает начало птичьих игрищ и задает им тон, поэтому стрелять его нельзя. Спустя несколько минут для брачных игр слетаются другие черныши.

Тетерева собираются на ток еще в темноте, но стрелять по ним будет можно не раньше, чем освещение позволит ясно различить чуфыкающих или дерущихся петухов. Чтобы не наделать подранков, ни в коем случае нельзя стрелять наугад по мелькающим теням.

…Но вот восходящее солнце озарило своими лучами бьющихся за дам расфуфыренных джентльменов птичьего мира, краснобровых красавцев, неосторожно приблизившихся к нашим укрытиям. Спешу взять на мушку ближайшего, раздается торопливый дуплет Андрея, следом еще один, я тоже спускаю курок… Роняя перья, отчаянно бьется подстреленный косач.

По правилам охоты тишину следует соблюдать до полного окончания тока и отлета тетеревов с токовища. Только после этого мы с Андреем покидаем укрытия. Количество добычи не имеет для нас большого значения, главное — насладиться красотой природы, испытать ни с чем не сравнимые радостные эмоции.

Охота на гусей

Теплый весенний день разгорается в полную силу; над нашими головами, оглашая окрестности неистовым гоготом, сплошной вереницей летят гуси.

Переглянувшись, мы без слов поняли друг друга и уже через час с небольшим загружали в джип пластиковые чучела гусей, фонарики, маскировочные сети, бинокли, патроны с крупной дробью, ружья и манки.

На очистившихся от снега полях повсюду птичий помет и перья. Едва успеваем отрыть саперными лопатками окопчики и замаскировать их сетью, как на горизонте появляется колеблющаяся полоса. Именно так выглядит идущая почти над самой землей гусиная стая. Замираем и ждем, с вожделением наблюдая ее приближение. Пора. Откинув маскировочную сеть, навожу мушку на три-четыре корпуса впереди цели (это только кажется, что гусь летит медленно, на самом же деле за секунду птица успевает покрыть до 20 м), жму на курок. В эти мгновения забываешь обо всем, не чувствуешь отдачи ружья, не слышишь звука выстрелов, азарт охоты поглощает тебя целиком.

Стая прошла. Подбираем добычу — у меня два, у Андрея три гуся, — загружаемся в машину и довольные отправляемся домой.

Венцом весенней охоты является охота на глухарином току. Мы с Андреем непременно стараемся каждую весну хоть раз посетить моховое болото, где расположено известное только нам токовище этих таинственных реликтовых птиц. Проезжей дороги туда нет, почти 10 км приходится преодолевать пешком с увесистыми рюкзаками по рыхлому глубокому снегу, сохраняющемуся в тени древних елей почти до середины мая, — выручают только фирменные канадские снегоступы.

До наступления темноты надо успеть разбить бивуак — не ближе чем в километре от токовища, чтобы не потревожить светом костра осторожных птиц. Накануне вечером отправляемся на подслух, посчитать петухов и определиться с подходом к ним, когда в сгущающихся сумерках они начнут шумно рассаживаться в кронах сосен и елей.

Песня глухаря состоит из двух частей, или колен. Первая — своеобразное щелканье, издали похожее на звук падающих в металлическую кастрюльку зернышек риса. Это наиболее отчетливая часть песни, которую можно расслышать за 200—300 шагов. Второе колено глухариной песни — «точение», похожее на шипение «скирканье», различимо только шагов с семидесяти.

Пожелав друг другу удачи, мы разошлись в разные стороны, отправившись каждый к своему намеченному с вечера глухарю. Продвигаться при этом следует особенно осторожно, часто останавливаясь и прислушиваясь. Подсветить себе дорогу ни спичками, ни тем более фонарем категорически нельзя. Но вот вдалеке слышится едва различимое «тэканье». Постепенно глухарь распевается и его песня переходит в «точение» или шипение. Оно длится не более двух-трех секунд. За это время надо успеть сделать пару шагов, укрываясь за деревьями, ибо эта птица во время пения глохнет, но отнюдь не слепнет.

Звезды гаснут, небо сереет — утро потихоньку вступает в свои права. Я как тень скольжу в пока еще густом мраке. Вот песня могучего мошника слышится уже откуда-то сверху. Осторожно поднимаю голову и вижу глухаря, разгуливающего по толстому вертикальному суку. Его хвост распущен, как веер, а длинная шея раздута и вытянута вверх. Под «точение» поднимаю ружье, прицеливаюсь, спускаю курок. Ломая могучими крыльями толстые ветки, старый пятикилограммовый петух падает, сотрясая землю. Почти сразу же неподалеку слышится еще один выстрел. Судя по всему, Андрей сегодня тоже с добычей.

Десять дней весенней охоты пролетели словно один миг. Все это время мы прожили в совершенно необыкновенной, чудесной обстановке. Грустя от того, что приходится уезжать, загружаем в багажник джипа свои трофеи и мечтаем о том, как соберем за общим столом родных и друзей, нальем в бокалы красного вина и угостим всех деликатесными блюдами из русской дичи, а заодно конечно же рассказами о том, с какими приключениями эта дичь была добыта.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.