Охота, путешествия, приключения

21 октября , 2017

Читать книги об охотничьих путешествиях и приключениях — все равно, что следить за стаей журавлей, улетающих в неведомые, сказочные страны.Читать книги об охотничьих путешествиях и приключениях — все равно, что следить за стаей журавлей, улетающих в неведомые, сказочные страны.
Незабываемые книги: Пришвина «За волшебным колобком», Арсеньева «В дебрях Уссурийского края», Арамилева «Путешествие на Кульдур», Соко-лова-Микитова «По морям, горам и лесам» — насыщены таким богатством содержания, которое придает им подлинную сказочность, сказочность действительности.
К жанру исследовательской и охотничье-приключенческой литературы следует отнести и вышедшие в прошлом году книги Гр. Федосеева «Мы идем по восточному Саяну» и «В тисках Джугдыра».
Гр. Федосеев,— научный работник (геодезист), неоднократный участник очень трудных экспедиций по неисследованным дремучим восточным окраинам ндшего отечества. Непосредственное знакомство с этими непроходимыми дебрями уже само по себе определяет познавательную ценность книг Гр. Федосеева.Первая книга («Мы идем по восточному Саяну») знакомит читателя с «мертвыми лесами», дикими ущельями и звериными тропами восточной части Саянского хребта. Вторая книга («В тисках Джугдыра») развертывает замечательную панораму прибрежий Охотского моря.
Обилие зарисованных в этих книгах охотничьих приключений,— автор страстный охотник,— придаст им великолепную занимательность и увлекательность.
Сочетая страстность охотника с зоркостью и вдумчивостью исследователя, Гр. Федосеев дает не только картины охоты, но и картины живой природы, полные легкой живости и тонкой красочности.

Федосеев
В книгах Гр. Федосеева много места отведено повадкам медведей и лосей, волков и маралов, соболей и кабарог. Чудесно — выразительно и ярко — описаны свадебные игры белок или осенние «хлебозаготовки» заботливых кедровок.
Книги Гр. Федосеева имеют не только научнопознавательное, но и художественное значение, поскольку автор их — настоящий художник, владеющий и острым глазом, различающим все переливы и оттенки красок в природе, и превосходным русским языком, одинаково гибким как в описаниях, так и в диалоге.Книги Гр. Федосеева, уже по самому жанру, сплошь казалось бы, «ландшафтны». Автор, однако, не злоупотребляет ландшафтом, и, если создает его, то во всей щедрости и красоте, во всем его неповторимом своеобразии. Листая книги Федосеева, читатель как бы въявь видит изумрудные чащи тайги и туманные вершины великих гор, ощутимо слышит хрустальную певучесть горных рек и древне-истомный «рев» оленей на утренней осенней заре…
Хороши, по своей точности и самобытности, и картины охоты в книгах Федосеева — особенно на глухариных токах и на медведя. Неоднократные схватки охотника с медведем читаются, как говорили в старину, с подлинно захватывающим интересом.
И еще: замечательно, именно замечательно, с поразительной любовью и теплотой, описаны в книгах Федосеева верные и неизменные друзья охотника— собаки-лайки; Черня, Левка и другие (в книге «Мы идем по восточному Саяну» имеются фотографии этих четвероногих красавцев). Когда читаешь о их бесконечно трогательной привязанности к человеку, о их,— не боюсь столь громкого слова,— подвигах в самоотверженной борьбе с разъяренным лесным великаном «Топтыгиным»,— с радостью и огорчением думаешь: какая же это изумительная собака, наша русская лайка, и почему, все-таки, так робко и далеко недостаточно культивируем мы ее?
Художественность книг Гр. Федосеева еще больше подчеркивается, пожалуй, тем, что автору удалось создать целую галерею живых людей, его спутников по экспедициям. Люди эти, как правило, показаны не только внешне («зарисовочно»), но изнутри, в своей неповторимой индивидуальной характерности.

книги Федосеева
Особенно удался автору образ старика-эвенка Улукиткана. Изощренный охотник-следопыт, человек чистейшей души и глубинной мудрости, Улукиткан воссоздан писателем с той живостью и цельностью, которые по-настоящему одухотворяют литературный образ, как бы вливая в слова горячую человеческую кровь. Прекрасная подробность для читателя-охотника: на ложе берданки, с которой всю жизнь охотился Улукиткан, имеется целая «охотничья летопись»— кружочки и крестики, обозначающие счет убитых зверей.
— Ты, кажется, на ложе кружочками обозначаешь убитых? — спросил я, показывая на свежую метку.
— Эге. А крестиком — медведя, точками — кабаргу, троелистом — сохатого, восьмеркой — барана. Каждому своя метка есть, смотря какой зверь…
Образ Улукиткана,— после Дерсу Узала В. К. Арсеньева,— один из самых выразительных для характеристики национальных охотников советского Дальнего Востока.Книги Гр. Федосеева написаны в лучших традициях русской литературы. Как произведения геогра-фически-научного жанра они напоминают о трудах «великого охотника» — Н. М. Пржевальского. Как произведения художественные они находятся в прямой связи с творчеством М. М. Пришвина — путешественника.
Вместе с тем книги Гр. Федосеева не безоговорочны, и эта рецензия не должна быть истолкована только как «восклицательный знак» к этим книгам, которым свойственны и длинноты, и некоторые по-вторенья, и излишества натурализма в сценах охоты, в схватках лосей с волками и т. д.
Главным же остается все-таки то, что книги Федосеева, помимо их познавательной и художественной ценности, имеют и большое воспитательное значение. Книгу «В тисках Джугдыра» автор не случайно снабдил эпиграфом из Н. М. Пржевальского: «Ценою тяжелых трудов и многоразличных испытаний как физических, так и нравственных придется заплатить даже за первые крохи открытий».Научные открытия, сделанные в результате экспедиций, в которых участвовал ученый-писатель, стоили тяжелейших трудов и всяческих напряжений. В книгах Федосеева наглядно показано, как простые советские люди мужественно, твердо, а нередко и героически преодолевают все препятствия на их труднейшем, а иногда и мучительном пути.
Книги Гр. Федосеева окрашены подлинной романтикой. Как журавли, улетающие вдаль, будят мечты о неведомо прекрасных странах, так и книги Гр. Федосеева, когда углубляешься в них, открывают пленительную сказку в действительности — дремучее царство зверей, в котором чуть ли не впервые появляется человек.
Книги Гр. Федосеева говорят, наконец, о бесконечно разнообразном богатстве природы нашей великой страны.
Всячески беречь наши природные богатства — таков вывод, который мы должны сделать из талантливых книг Гр. Федосеева.

Н. Смирнов


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.