Первые шаги (письмо егеря)

18 января , 2017

Этим письмом я обращаюсь в редакцию нашего журнала. Я хочу высказать то, что наболело, накопилось не только у меня, но и у моих товарищей по труду.

В Грозненской области егерские участки созданы менее года тому назад. Не сразу егеря поняли свои задачи. Чтобы помочь им в освоении нового дела, областная Госохотинспекция провела совещание егерей. Учтя первый положительный опыт, совещание наметило пути улучшения егерской службы.

За мной в Красноармейском районе закреплен участок площадью свыше шестнадцати тысяч гектаров. Участок представляет собой горную местность, сплошь покрытую лесом. Животный мир угодий очень разнообразен.

В районе распространена любительская охота с гончими, гаем, на засидках, с подхода и с легавой. Но не перевелись у нас еще лица, которые живут за счет уничтожения диких свиней и косуль, торгуют на рынке мясом диких животных.

С первых же дней работы у меня возник вопрос, как покончить с закоренелым браконьерством.

Что может сделать один человек на площади 16,5 тысячи гектаров горного леса, не имеющий ничего, кроме карандаша и бланков протоколов о нарушении правил и сроков охоты, в то время как многие имеют охотничьи ружья и охотятся на что хотят, когда хотят и где хотят?

Проработав полгода, я убедился в том, что с этим злом можно успешно бороться. Кроме ежедневной охраны участка, я начал проводить среди населения воспитательную работу, стал заходить в колхозные бригады, беседовать с людьми, широко распространил постановление облисполкома о правилах и сроках охоты. Как-то я обнаружил у одной колхозницы зайчат, которых она поймала в лесу. Тогда я пришел в звено, в котором работает эта колхозница, и провел с женщинами беседу. Зайчата были выпущены.

Егерская службаВ рабочем поселке Тангичу, по моей просьбе, было созвано заседание месткома, на котором строго осудили браконьеров. Во время одного из обходов я задержал шофера, который в запрещенное время охотился в лесу. Я составил протокол, и нарушитель понес должное наказание. Но этим я не ограничился. Я пошел на склад, где работают шоферы, и провел с ними беседу о правилах и сроках охоты.

Во многих общественных местах и на дорогах я развесил лозунги, плакаты и объявления, призывающие охотников и население бороться за сохранение и увеличение запасов дичи. И это помогло. Теперь у браконьеров становится все меньше и меньше покровителей. Характерен такой факт. Один гражданин поймал в лесу козленка и притащил его домой, но соседи его пристыдили и он сам пришел ко мне и признался. Козленка же он выпустил на месте поимки. Отрадно то, что теперь охотники следят, чтобы никто не нарушал правил и сроков охоты.

В результате повседневного инспектирования угодий и массовой работы, проводимой среди охотников и населения, браконьерство на моем участке почти полностью изжито. Приступаем к восстановлению запасов охотничье-промысловых зверей и птиц. Охотники стали понимать, что количество дичи в угодьях зависит от них самих, от правильной,культурной охоты.

Егерская служба нелегка, но почетна. Егерю приходится бывать в пути по нескольку дней, ночевать в горах или в лесу.

Надо создать условия для плодотворной работы егеря.

Хорошо бы на страницах нашего охотничьего журнала больше помещать материалов о егерской службе.

А. Голобуцкий, Грозненская область с. Красноармейское, «Охота и охотничье хозяйство», №12, 1956.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.