Сафари на африканского льва

25 октября , 2016

Сафари на льва в Африке

Лев, как известно, входит в «Большую пятерку» — элиту самых опасных охотничьих животных африканской фауны. Добыча этого хищника всегда желанна для трофейщика и сопряжена с известной долей риска. Думаю, каждому охотнику хотелось бы взять льва «по-взрослому», то есть в дикой Африке. Хотя «дикие Африки» тоже разные. Мне пришлось в этом году три недели пробыть на сафари в дикой (во всех смыслах этого слова) Замбии – змеи, мухи цеце, малярия, отсутствие намеков на цивилизацию, – а трофейного льва не добыл. То есть львы были, целых три встретились, но лишь один старше пяти лет, и на месте гривы у него красовался жалкий, бесцветный воротничок.

К слову сказать, без адреналина не обошлось. Однажды мы на сорок метров приблизились к отдыхавшему льву, а львица тем временем отрезала нам дорогу к машине, сопроводив свой поступок леденящими кровь ревом и рыком. В тот раз все обошлось — каким-то чудом водитель смог победить в себе страх и медленно подъехал к нам, едва не задев опасную скандалистку.

Начну с того, что способ охоты на льва, практиковавшийся Д.Хантером, давно ушел в небытие. Напомню его: по утрам знаменитый охотник находил на лежках в кустарнике львов и принимался их дразнить, швырял камни до тех пор, пока те не бросались на него, подставляясь под выстрел. Не могу сказать, когда именно, но наступили совсем иные времена, и при всем том, что охота в дикой Африке – это настоящее приключение, самых интересных хищников – льва и леопарда – в 80% случаев добывают без особой романтики на приваде в сумерках. Завистники, не имеющие возможности охотиться на Черном континенте, упрекают охотников-котобоев в том, что они стреляют беззащитных зверей из засады, – это, дескать, и не охота вовсе. Такая позиция обусловлена незнанием и нежеланием понять, что в некоторых местностях по-другому просто невозможно взять коварного хищника. Кроме того, я посоветовал бы таким «знатокам» посидеть в течение нескольких часов неподвижно в тесной засидке, унять в себе колотун, возникающий при появлении зверя, и попытаться попасть в едва различимый во тьме силуэт. Тем более что охота на этом часто не заканчивается, приходится долго шагать по ночному бушу за подранком, встреча с которым не сулит ничего хорошего, особенно если это леопард.

На леопарда иногда охотятся с собаками, и порой случается, что хищник атакует автомобиль с охотниками, не дав им спешиться. А испытать свои нервы на охоте с подхода на льва можно в вольерных хозяйствах ЮАР.

Мне пришлось дважды охотиться на львов, и в результате был взят один трофей. Но мне кажется, что главным приобретением этих охот стали советы, которые я получил от белых профессиональных охотников Африки, и прежде всего от Альберта, южноафриканского «пиэйча», который за 22 года охоты уложил примерно двести львов и триста леопардов. Этими советами я и хочу поделиться с читателями.

Немного теории о великой африканской охоте

Если вы охотитесь на льва на приваде, то помните, что у льва фантастически развито зрение. Задняя стенка укрытия должна быть хорошо заделана, чтобы на фоне дыр не было заметно мелькание вашего силуэта. При охоте на льва достаточно оружия калибра 9 мм, но лучше отдать предпочтение .375 H&H. Целесообразно использовать полуоболочечные пули для охоты («Soft Point» или «Nosler Partition»), поскольку у льва кожа хоть и эластичная, но не толстая. «Оболочки» по льву работают хуже. При стрельбе накоротке предпочтительнее иметь двуствольный штуцер, а не болтовую винтовку, поскольку из двустволки можно успеть выстрелить два раза, не перезаряжая.

Распространенная ошибка охотников – стрельба по льву стоя. Часто в этом случае пуля, пущенная в голову льва, рикошетит от черепа. Правильный фронтальный выстрел – с колена. Выпущенная так пуля обычно пробивает кости черепа и поражает головной мозг. Дело в том, что атакующий лев не набегает на вас, как собака, а передвигается стелящимися прыжками. Если пуля не поразила головной мозг атакующего зверя, считайте, что у вас большие проблемы. Все это в полной мере относится и к стрельбе по нападающему леопарду.

Бесстрастная статистика показывает, что ежегодно в ЮАР гибнет в среднем четыре туриста от когтей леопарда, в основном из-за желания сфотографировать его со слишком близкого расстояния. Леопарда же следует признать чемпионом среди хищников по быстрому умерщвлению своей жертвы. Лев, безусловно, сильнее, но леопард стремительнее и агрессивнее.

В Зимбабве Альберта как-то попросили уничтожить леопарда-людоеда. Все началось с того, что доминирующий в той местности леопард задушил собаку, с которой гулял девятилетний чернокожий мальчик. Мальчик неосмотрительно попытался помешать хищнику утащить задавленную собаку. В результате леопард бросил собаку и утащил мальчика, съев затем его внутренности и конечности. Матерого людоеда Альберт вскоре убил на приваде.

Два года назад едва не произошел драматический случай во время сафари на льва неподалеку от одного национального парка. Американская охотница выстрелила из винтовки в спящего зверя, но пуля только царапнула его плечо. Лев высоко подпрыгнул, увидел свою обидчицу и яростно атаковал ее. Растерявшаяся американка сжалась в комок и закрыла голову руками. Страхующий клиента охотник выстрелил из своего стоп-калибра .458 WinMag, но промазал. Остановил льва выстрел с колена с расстояния 4 метра из немецкого штуцера «Меркель» калибра 9,3х74. При этом убитый лев по инерции пролетел столько, что чуть не сбил стрелков с ног. Изучение следов показало, что хищник покрыл расстояние в 19 метров менее чем за полторы секунды. Полезно запомнить, что, бросаясь на группу людей, лев выбирает себе жертву не случайно. Как правило, тот, «кому повезло», выделяется то ли ростом, то ли одеждой, то ли стоит отдельно от группы.

Личный рекорд, установленный Альбертом, — 14 добытых за одну ночь львов с помощью упомянутого штуцера «Меркель». Прайд из 16 хищников разбойничал в сельской местности, где на протяжении месяца прикончил 56 голов домашнего скота. Разобраться с зарвавшимися «кошками» пригласила Альберта местная администрация, что охотник с успехом и сделал.

Глазами охотника — практическая охота на льва

А теперь позволю себе перейти к собственной практике. В ЮАР мне предстояла охота с подхода на льва, которого на местном наречии называют «тау».

Ранним октябрьским утром нас высадили из машины на территории, где водились львы, и вскоре у водопоя мы наткнулись на свежие следы. Они шли по дороге, уходящей в горы. Стояла необычная для юга Африки пасмурная погода. Мы двигались все время молча, изредка переговариваясь только шепотом. Поднявшись метров на двести вверх по скалистым нагромождениям, поросшим редким колючим кустарником, обнаружили за акацией старую львиную лежку с разбросанными вокруг побелевшими костями. За одну из веток зацепился клок рыжей львиной шерсти.

С этой точки отлично просматривалась местность, а небольшие стада и скопления антилоп были видны как на ладони. Не видно было только львов.

Перевалив через плоскую вершину, спустились на равнину, представляющую собой покрытую редкими кустарником и деревьями саванну с ярко-красной почвой. Ночью прошел дождь, и на влажной земле хорошо отпечатались три строчки свежих следов, принадлежавших двум львам и одной львице. Окружающая густая растительность вполне могла скрывать хищников, улегшихся где-то неподалеку на отдых. Бдительность следовало удвоить! Мы перешли с шага на осторожную поступь, пристально вглядываясь в каждый предмет, выделявшийся на фоне окружающих деревьев. Внезапно с зеленой кроны одного из них сорвался и тяжело полетел могучий гриф, вращая по сторонам маленькой головой на кривой шее. Такое случалось уже много раз, но сейчас я физически ощутил, что зверь где-то рядом. Не берусь объяснить это чувство, но оно было очень уж явным.

Между тем мы поравнялись с ветвистым деревом, росшим метрах в сорока от дороги, и почти его миновали. Тогда я и заметил небольшой желтоватый бугорок, словно бы прилипший к основанию ствола. Вскинул к глазам бинокль и пришел в смятение: прямо на меня весьма заинтересованно смотрел лев, чья голова наполовину выглядывала из-за дерева.

— Уходим очень медленно, без резких движений, и не поворачивайся спиной, – прошептал Альберт.

На мой немой вопрос он пояснил, что будем искать поблизости другого, более крупного льва. С некоторым сожалением я подчинился.

Примерно через четверть часа мы увидели в ста метрах, за деревьями крупного льва, который шел параллельно нашему курсу. Альберт предложил обойти его справа, чтобы, двигаясь против ветра, подойти к зверю на выстрел. Минут десять мы осторожно передвигались по красной земле, а когда выглянули из-за кустарника, льва почему-то не увидели.

Внезапно Альберт сдавил мой локоть и взволнованно произнес:
— Осторожно поворачивайся влево, в семнадцати метрах за кустами притаился лев.

Не отрывая взгляда от хищника, «пиэйч» стал устанавливать треногу. Лучше бы он этого не делал, поскольку мы прозевали момент начала атаки…

Я вдруг услышал короткий рык, а затем увидел льва с развивающейся гривой, стремительно несущегося на нас низкими прыжками. Счет пошел на доли секунды. Предохранитель был давно снят, и я мгновенно поймал широкий лоб зверя на мушку. Указательный палец уже давил на спуск, когда в нескольких метрах от нас лев вдруг свернул и запрыгнул за колючий кустарник, где встал в угрожающую позу и оскалил пасть. Как мне потом объяснили, если бы кто-нибудь из нас не выдержал его натиска, повернулся спиной или побежал, то финал этой истории оказался бы иным. Нас разделяли теперь всего несколько метров, но тело льва скрывали колючки. Более-менее хорошо была видна голова сквозь разреженные ветки.

Я вполне отдавал себе отчет, что через кустарник нельзя стрелять: пуля срикошетит, и можно получить подранка. Более того, легко раненный лев наверняка бы снова напал. И все же не хотелось упускать великолепный трофей, да и нужно было принимать какое-то решение. Винтовка и так уже была нацелена в голову льва, оставалось только поймать просвет в кустарнике и нажать на спуск. Прогрохотал выстрел, и лев опустился на задние лапы. Но не завалился на бок. Я открыл затвор, выкинул стреляную гильзу и с ужасом обнаружил, что больше патронов в магазине нет. Обычно я снаряжаю патроны сам, но на этот раз мне вручили уже заряженную винтовку. Я тогда еще приоткрыл затвор и увидел, что в магазине есть патрон, но не убедился в том, есть ли патрон под ним. В таком ответственном деле, как заряжание своего оружия, нельзя доверять никому. Хорошо, что сын, который сопровождал меня на этой охоте, быстро сунул мне патрон (я ему дал перед охотой четыре патрона на всякий случай).

Клацнув затвором, я обежал куст и с открытого места примерно с семи метров выстрелил в правое плечо льва. Выстрел достиг цели! Зверь завалился на бок, и было видно, как расслабилась его мускулатура. Но мы все же подождали пять минут, прежде чем подошли к поверженному царю зверей.

Трофей был великолепен: семилетний самец весом около 250 кг с хорошей гривой, черными подпалинами и крупной головой.

Осмотр показал, что первая пуля попала льву в правую бровь, пробила череп, но, не задев мозга, прошла в нижний отдел затылка, раздробив несколько шейных позвонков. Выстрел был, безусловно, смертельным, но второй все же не стал лишним, поскольку лев пытался встать, и еще не известно, что он мог бы еще натворить. Подводя итоги охоты, «пиэйч» отметил, что зверь оказался достойным противником: он первым нас обнаружил, пошел наперерез и устроил засаду.

Мы нашли место, где лев скрывался за кустарником и оставил глубокие отпечатки задних лап там, откуда сделал первый прыжок в нашу сторону.

Любопытно, что в качестве трофея льва охотники, особенно американцы, помимо прочего берут две маленькие косточки из верхней части грудной клетки льва. Подобные кости есть также у леопарда, но их нет у гепарда. Рассматривая льва, я поднял его хвост с кисточкой. Дело в том, что мне попадалась в охотничьей литературе информация о том, что будто бы в кончике хвоста льва имеется коготь, которым он может наносить болезненные царапины. Вопреки авторитетным утверждениям, ничего подобного я не обнаружил.

В завершение мне хочется сказать несколько слов о нашем брате-охотнике. В рассказах об великой охоте в Африке оказывается немало преувеличений. Многие стремятся подчеркнуть опасность, которая якобы подстерегала их на каждом шагу, и рассказать о нечеловеческих трудностях, с которыми они мужественно справились. В Африке, конечно, случается всякое. Бывают и нештатные ситуации. Но, если посмотреть рекламные ролики, становится понятно, что часто охотниками оказываются дряхлые старики или люди с избыточным весом, неспособные к ходовой охоте. Их буквально за руку подводят на выстрел к животному, и они благополучно пуляют с упора в цель, до которой не больше ста метров. Наверное, для таких охотников каждый заход в африканский туалет – настоящее приключение.

С другой стороны, охотничья индустрия на юге Африки настолько раскручена, а предложение настолько готово удовлетворить спрос, что сафари превращается порой в обыкновенную бойню. Редких животных просто выставляют под выстрел в небольших загонах, чтобы гарантировать туристу желанный трофей и избавить от любой опасности.

Лично мне предлагали в Намибии отстрелять подобным образом гепарда, от чего я, конечно же, отказался. Такой трофей не только не оставит глубокий след в памяти, но и заставит всю жизнь стесняться своих воспоминаний.

Я для себя давно решил: трофей на сафари должен быть честным, как и рассказ о том, как он был добыт.

Александр


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.