Сурки

26 декабря , 2016

Сурки — обитатели открытых пространств степной и лесостепной зон, горных степей и альпийских лугов. Несколько столетий тому назад они встречались в степях почти повсеместно. Но в результате прямого истребления их человеком и распашки целинных степей, область распространения сурков значительно сократилась. Эти представители семейства беличьих не уживаются среди посевов и не становятся, подобно сусликам, вредителями хлебных полей.

Два сурка

Сурок отличается плотно сбитым телом и массивной головой, на которой чуть заметны небольшие полукруглые уши. Ноги сурка короткие, сильные, с хорошо развитыми когтями. Отдельные особи достигают веса в 7 килограммов при длине тела до 60 сантиметров.

Мех зверька — густой, мягкий и легкий — пользуется большим спросом у населения. Окрас его варьирует от светложелтого до темнобурого с примесью охристых, рыжих, красных или коричневых тонов.

Высокое качество шкурки, вкусное мясо и большое количество питательного жира, обладающего к тому же ценными техническими и лечебными свойствами, издавна вызывали усиленный промысел этого безобидного зверька.

В СССР обитает несколько видов сурков. Из них наиболее распространен сурок-байбак и его ближайшие родичи— сурки серый, или алтайско-тянь-шаньский, и сибирский (тарбаган). Они населяют степную и лесостепную полосы европейской части Советского Союза, Северного Казахстана, Западной Сибири, Южного Забайкалья, горные степи восточной части Тянь-Шаня, Центрально-Казахстанского мелкосопочника, Алтая и Тувинской области. На Украине байбаки сохранились в небольшом количестве в Стрелецкой степи, Ворошиловградском, Купянском и некоторых других районах. В Воронежской области известны небольшие колонии в Каменской степи.

В Прибайкалье, горах Якутии и далее на северо-восток вплоть до Камчатки по гольцам горных хребтов встречается черношапочный сурок.
Самый мелкий вид — сурок Мензбира сохранился в западной части Тянь-Шаня — по южным склонам Таласского Ала-Тау, в верховьях рек Угам, Чаткал и Пекем. Он редко спускается ниже 3 тысяч метров, хотя прежде его поселения встречались и ниже.

На западных отрогах Тянь-Шаня, Памиро-Алае и в горах соседних стран распространен красный или длиннохвостый сурок. Грубый красно-рыжий мех, длинный, достигающий половины длины туловища хвост и своеобразный крик резко отличают этого сурка от других видов.

Несмотря на огромную область распространения, все сурки имеют много общего. Заселенная ими степь, насколько хватает глаз, вся покрыта сурчинами. Последние представляют собой пологий холм земли, выброшенной многими поколениями сурков на поверхность из глубины норы. Сурчины достигают метровой высоты; площадь их часто измеряется несколькими десятками квадратных метров. Вследствие выбрасывания из глубины на поверхность менее выщелоченных почв и обилия органических остатков — результатов жизнедеятельности этих грызунов, на сурчине создаются условия для развития своеобразной растительности. Благодаря этому на фоне окружающей степи сурчины всегда кажутся зелеными пятнами. Приподнятость сурчин благоприятствует лучшему обзору местности, в связи с чем в ровной степи они выше, чем на склонах гор.

Живущие колониями и ведущие дневной образ жизни крупные зверьки видны издалека. Заметив человека, они бегут со всех ног к сурчинам и быстро скрываются в норах. Те зверьки, которым не угрожает непосредственная опасность, останавливаются наверху сурчин, приподнимаются столбиками и тревожно свистят. Сигнал тревоги передается от одной сурчины к другой. Грызуны прерывают кормежку и устремляются к спасительным норам. Колониальность и зрительно-звуковая связь между зверьками составляют наиболее существенную черту поведения и накладывают отпечаток на другие особенности их биологии. Сурки не могут существовать в одиночку. При усиленном промысле, когда численность их сильно снижается, сохранившиеся зверьки обязательно группируются в новые колонии.

Семья сурков занимает участок до одного гектара. Здесь располагаются 1—3 гнездовых семейных норы-сурчины. В каждой из них имеется обычно несколько отверстий диаметром в 20—30 сантиметров, ведущих вглубь норы, к гнездовой камере. Гнездовые норы — сложные подземные сооружения. В старых сурчинах, протяженнрсть ходов достигает порой нескольких десятков, а глубина 3—4 метров. Здесь находятся зимовочные камеры; летние и выводковые помещения расположены- ближе к поверхности. Сурки проводят зимнюю спячку всей семьей — до 10 и более зверьков в одном гнезде. Поэтому размеры гнездовой камеры довольно велики: в ней, согнувшись, может сидеть взрослый человек.

В пределах семейного участка располагаются и другие норы, используемые в летнее время. Сурчины связаны друг с другом протоптанными тропинками, особенно- заметными когда поднимется трава.

Помимо гнездовых, на участке семьи всегда есть 2—3 десятка защитных нор, которыми зверьки пользуются при внезапной опасности.

В горах норы сурков часто устраиваются в щелях между камнями,  россыпях, под корнями деревьев. Здесь нередко можно увидеть зверька на наблюдательном пункте — большом камне.

СурокРаспределение сурков внутри ареала очень неравномерно. При относительно ровном рельефе зверьки  селятся редко и поселения их занимают большую площадь. Такой тип поселений называют степном; ему свойственна наиболее высокая средняя численность зверьков, достигающая 200 особей на каждый квадратный километр, В горах заселенные участки вытянуты узкой полосой вдоль балок. Поселения балочного типа чередуются с незаселенными участками. Различают еще очаговый тип, когда на неблагоприятной для жизни этих животных местности все же встречаются отдельные колонии, подчас далеко отстоящие одна от другой. Здесь запасы сурков минимальны и составляют не более 30—50 зверьков на квадратный километр.

Сурки кормятся почти исключительно зеленой травой. Весной они поедают пробивающиеся из земли молодые побеги злаков и осок, выкапывают сочные подземные части растений. Места кормежки в это время тяготеют к южным склонам балок: здесь раньше сходит снег и появляется зелень. Цветы и незрелые плоды также охотно поедаются ими.

Годовой цикл сурков слагается из периодов активной наземной жизни, длящейся 4—5 месяцев, и зимней спячки, занимающей остальное время года.

В большинстве мест сурки просыпаются в конце марта — начале апреля и залегают в спячку в первых числах сентября.

Весной сурки пробуждаются, едва на южных склонах появятся первые проталины. За время зимней спячки расходуется только часть накопленного с осени жира.

Начало накопления новых запасов жира совпадает с массовым выходом молодняка. Жиронакопление длится около трех месяцев. Ко времени залегания в спячку взрослые особи успевают запасти до двух килограммов жира.

Спариваются сурки еще в норах, до массового выхода на поверхность после окончания спячки.

Самка приносит 4—6 детенышей, которые после трехнедельного выкармливания молоком начинают показываться на поверхности. К этому времени зимовочные семьи распадаются, зверьки расселяются по летним норам, не покидая, как правило, пределов семейного участка. Расселяющиеся сурки временно ночуют в нежилых норах, интенсивно их расчищают и постепенно теряют связь с зимовочной норой.

В первые месяцы жизни гибнет более половины всех принесенных самкой детенышей. Молодняк уничтожают лисицы, корсаки, хорьки, орлы-бородачи.

Позднее наступление половозрелости, высокая яловость самок, достигающая половины их числа, и. большой отход молодняка объясняют весьма низкую .способность этих грызунов к восстановлению их численности при перепромысле.

Активность и подвижность сурков сильно различается в разные месяцы. Наиболее активны сурки после окончания спячки и до выхода молодняка. Затем активность взрослых зверьков начинает падать и ко времени залегания в спячку, в связи с возросшей упитанностью; снижается в нескольку раз. Малая подвижность и тяготение зверьков к своим норам затрудняет в это время их промысел. Но даже в периоды интенсивной жизнедеятельности сурки проводят вне норы едва ли больше четырех часов в сутки.

Наблюдения (в Забайкалье) показали, что за неделю до полного залегания сурки забивают все входы в нору, оставляя только один. Для этого они мордой сталкивают в отверстия нор крупные камни, засыпают их землей и навозом и плотно утрамбовывают. Своеобразные «пробки» достигают 1,5—2 метра толщины. В Тянь-Шане сурки также «пробкуют» все отверстия зимовочной норы, но, в отличие от тарбаганов, пробки возводятся в глубине и не доводятся до поверхности.

Шкурка сурков полноценна в течение одного-полутора месяцев после пробуждения от спячки и в течение последнего месяца перед их залеганием на зиму. В остальное время активного цикла зверька шкурка его не представляет ценности. Начало и продолжительность линьки сильно варьируют. Например, в нижних высотных поясах Тянь-Шаня во вторрй половине апреля шкурка уже обесценена, а в высокогорных районах линька еще даже не начиналась. Сурки на северо-востоке Сибири линяют ловидимому в конце июня. Линька проходит очень интенсивно, в сжатые сроки.

Возможность использования шкурки, жира и мяса определяет несомненную хозяйственную ценность сурка. Поэтому в большинстве мест этот грызун подлежит охране и промысел его ограничивается. Повсеместно запрещены весеннее добывание и отлов сурков петлями.

Способы добывания сурков весьма разнообразны. В каждой местности имеются свои излюбленные приемы, подчас мало используемые в других местах.

Отстрел из ружья или малокалиберной винтовки широко применяется в Забайкалье, на Алтае, реже в Тянь-Шане. Охота производится преимущественно скрадыванием.

Пассивнее подкарауливание зверьков у норы малодобычливо и применяется только в Казахстане и Киргизии. Зверьков отстреливают из малокалиберных винтовок, у которых часто полностью заменяют прицельное приспособление костяной мушкой, точно подогнанной к узкой и неглубокой прорези прицела. Прицельная рамка затемняется специальным металлическим кожухом и коптится дымом бересты: тем самым устраняется блеск металла, мешающий точному прицеливанию. К цевью винтовки крепятся специальные сошки для устойчивой стрельбы с упора. Эти приспособления позволяют вести меткую стрельбу сурка в голову на дистанции до 50 метров.

Сурки едят печеньеМногие охотники надевают белый халат. Наколенники и налокотники облегчают подползание к зверьку. В руках охотник держит длинную кисть из белых волос конского хвоста. Помахивание кистью заинтересовывает любопытных зверьков. Помимо указанного снаряжения, охотник имеет при себе длинный проволочный крючок — дыген. С его помощью вытаскивают убитых сурков, которые иногда довольно глубоко проваливаются в отверстие норы. Хороший стрелок добывает из винтовки до 20 сурков в день. Кроме того, для ловли сурков, удалившихся при кормежке далеко от нор, иногда используются собаки.

Отлов капканами является наиболее эффективным способом промысла. Для ловли применяется дуговой капкан № 3. Во время осеннего промысла выгоднее ставить капканы не у входа в нору, так как здесь зверек более осторожен, а на наблюдательной площадке или на тропе. Хорошая маскировка капкана — залог успеха.

Колышек для укрепления капкана следует вбивать в землю с таким расчетом, чтобы попавший в капкан сурок, натянув цепь, мог бы дотянуться до норы и залезть в нее до половины. Здесь он ведет себя в капкане относительно спокойно и реже перекручивает или обрывает цепь.

На каждой жилой сурчине достаточно выставить 1—2 капкана. Проверять их следует ежедневно в 9—10 часов утра и часа за два до захода солнца.

После вылова из сурчины одного-двух взрослых сурков целесообразно переставить капканы и не держать их на одном месте более 3—4 дней. Применяя до трех десятков капканов, опытный зверолов добывает в день 15—20 сурков.

Лов сурков петлями, заливание их в норах и раскопка последних запрещены, да к тому же они и мало-добычливы.

«Охота и охотничье хозяйство», №9, 1956.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.