Хороший рассказ

4 марта , 2017

Хотя этом рассказе все чистейшая правда, Ая решил назвать его охотничьим.

Самой крупной дичью, которую я подстрелил на своем веку, была домашняя утка. Но речь будет идти не о ней, а о настоящей дикой утке, которую я поймал однажды голыми руками. Не улыбайтесь, произошло это вот как.

Мы с женой жили тогда в дачном поселке Каштак. в двадцати километрах от Челябинска, а работал я в городе. Поэтому мне приходилось подниматься в пять часов утра. Жена, накормив меня завтраком и проводив, опять ложилась спать, а я легкой трусцой бежал по едва заметной, вьющейся между корабельных сосен, тропинке, боясь опоздать на автобус.

В одно такое, темное, моросящее осенним дождем утро, когда я уже отбежал больше половины расстояния от дома до автобусной остановки, из кустов, точно пущенный в ворота футбольный мяч, вылетел какой-то предмет. Я рванулся в эффектном прыжке, перекувыркнулся через голову и сел на мокрую траву. В руках у меня неистово крякала утка.

Ловля утки

Что было делать? Не везти же ее в город. Я вскочил и, рискуя опоздать на автобус, помчался обратно к дому.

Разбуженная моим нетерпеливым стуком, жена приоткрыла дверь:

— Опять что-нибудь забыл?

Отвечать на традиционный вопрос было некогда.

— Держи! — крикнул я, бросая утку в комнату, и без оглядки помчался к остановке.

Когда я вечером вернулся домой, жена смеясь указала мне под письменный стол. Там в моем спортивном чемоданчике, как в гнезде, сидела утка.

— Ну и напутал же ты меня. Где ты ее взял? Чья она?

— Как чья? Была ничья, а теперь наша.

И мне пришлось рассказать о моем утреннем приключении.

Жена недоверчиво покачала головой.

— Здесь что-то не так…

Как и всегда по возвращении с работы, я собирался мыться. Но не успел осуществить свое намерение. Заметив стоящий на полу тазик с водой, утка выскочила из-под стола и бросилась в воду. Она с таким веселым кряканьем стала плескаться, что мы не могли удержаться от смеха

— Замечаешь, у нее что-то с крылом не в порядке,— сказала жена.— Ты ее наверно сильно помял, когда ловил.

— Но это ведь был мой первый опыт,— возразил я.— Следующих буду ловить аккуратней.

И хотя от купания утки все стены нашей маленькой комнаты, пол, кровать и даже потолок были забрызганы, мы решили, что она останется у нас жить.

Но на другой день, когда я вернулся с работы, жена с грустью сказала:

— Уж очень невоспитанно ведет себя твоя утка, лазит на кровать, на стол и все, что не закрыто, жрет.

— Ну, что ты от нее хочешь,— сказал я примиряюще.— Ведь она же дикая.

— Ее нужно зарезать или отдать кому-нибудь,— сказала жена в другой раз, показывая мне отпечатанные на подушках точно по трафарету утиные лапки.

Я горячо протестовал, ссылаясь на то, что утка дикая и ее никто не учил хорошим манерам.

Но когда на следующий день я увидел трафареты из утиных лапок на моей рукописи, приготовленной для отеылки в редакцию, я призадумался.

— Из нее вышло бы замечательное жаркое…— ласково сказала жена.— Ты опять не согласен?

— Конечно, нет. Суп гораздо вкуснее.

Назавтра был выходной день. Мы как раз садились за стол, когда к нам зашел сосед по даче, инженер и страстный охотник. У него было вытянутое унылое лицо с бесцветными глазами, которое никогда не улыбалось. Говорил инженер сильно заикаясь. Сам того не подозревая, он был большим юмористом.

— А знаете, Георгий Федорович,— сказала жена охотнику.— Сегодня у нас суп из настоящей дикой утки. Садитесь с нами обедать.

Сосед не заставил себя упрашивать.

— Вам крылышко или ножку? — спросила жена, наливая ему суп.

— К-крылышко,— ответил он.— Т-только, пожалуйста, не это, а другое.

Я заметил, что жену неприятно удивила такая разборчивость, но она, ничего не сказав, поменяла крылышко, и мы стали обедать.

Гость ел с аппетитом, с сильным свистящим звуком втягивая в себя суп.

Когда тарелки почти опустели и Георгий Федорович заметно порозовел, он спросил, где это мне удалось подстрелить утку.

Я с увлечением стал рассказывать.

— A-а у м-меня тоже была утка,— сказал он, принимаясь за крылышко, подсадная… Я ее недавно случайно подранил, она жила у меня на террасе. Д-да вот на-днях куда-то убежала.

Жена подозрительно посмотрела на меня.

— Ну что вы, товарищи! — запротестовал я горячо.— Это была настоящая дикая, нестрелянная утка!

— А-а-ахотно верю,— наконец выговорил сосед и, вынув изо рта, положил на стол попавшуюся ему на зуб дробину.

За столом

Л. Шнейдер, профессор. «Охота и охотничье хозяйство», 1957, №2.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.