Зимовка енота с барсуками

17 апреля , 2017

У известного исследователя Уссурийского края Владимира Клавдиевича Арсеньева после Дерсу Узала, его лучшего проводника, именем которого он назвал свою известную книгу, был еще второй проводник — удэгеец Геонка Сунцай. В. К. Арсеньев так характеризовал Сунцая в своей книге: «…он славился как хороший охотник и ловкий, энергичный и сильный плаватель на лодках по быстринам реки…»

Енот фото

Уже после смерти Арсеньева, в годы первых пятилеток, когда через Уссурийскую тайгу строилась новая железнодорожная линия к углю Сучана, Геонка Сунцай пришел в нашу изыскательскую партию. Он оказался не только хорошим проводником, но и постоянно снабжал нас свежей дичью.

Как-то Сунцай предложил мне пойти с ним на кабанов, которые вредили местным полям. Рано утром мы покинули деревню и направились к реке Тутугоу, к распадкам Сихотэ-Алиня. Наш путь лежал через тронутые осенью лесистые сопки. Сунцай остановился около истлевшего пня маньчжурской липы и с улыбкой сказал:

— Гляди, нора, это барсук делал. Вишь хитрый на зиму ложился. Сейчас барсук шибко жирный, шибко сладкий, моя однако на него думай охоту делать! — Он резко повернулся и быстро зашагал обратно к деревне, крикнув: — Моя скоро обратно ходи, лопата бери, собак бери, людей зови!

Оп вскоре вернулся с тремя местными охотниками и парой собак. После небольшого совещания охотники энергично взялись за лопаты. Нужно сказать, что в те годы в Уссурийском крае еще не ставился вопрос о запрещении раскапывать норы. Добычей охотников оказались пять барсуков и… енот, спавший в норе с барсуками!

Зимовка уссурийской енотовидной собаки совместно с барсуками нас очень озадачила. Ни хмельницкие охотники — братья Гурзы, ни сам Сунцай, да и никто из других охотников не слыхали о подобных случаях.

Не упоминается об этом и в литературе.

Н. Ловцов, «Охота и охотничье хозяйство». 1957, №5.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.