Зимующие лебеди

18 января , 2017

От мороза сводило мышцы рта. Седой лохматый иней повис на ресницах, бровях, целым лесом снежных травинок вырос на меховом шарфе.

Через каждые полчаса то каюр — коренастый, немногословный эвен, то я выскакивали из нарты и, проваливаясь, тяжело бежали по скрипучему, сухому снегу. Собаки, подгоняемые остолом и морозом, тащили нарту легко и быстро.

Зимующие лебеди

  • Смотри! — крикнул каюр, поворачивая ко мне свое ярко-красное, прокопченное дымом костров, обветренное суровыми северными ветрами лицо.

Я посмотрел по направлению руки каюра и замер, пораженный невиданным зрелищем.

  • Лебеди, — сказал каюр, вытаскивая скрюченными от холода пальцами трубку и расшитый бисером кисет.

Да, это действительно были лебеди. Низко, почти задевая крыльями верхушки заснеженных лиственниц, пересекали нам путь десятка два громадных, белых, с черными клювами, птиц.

Сорокаградусный мороз, многометровые толщи снега кругом — и вдруг эти чудесные птицы… Мы остановили нарту, задымили трубками и, не замечая мороза, долго провожали взглядами белоснежных птиц.

Вечером, у костра, каюр рассказал, что увидеть зимой в их районе лебедя не редкость. Я слышал о том, что в районе есть теплые, незамерзающие озера, на которых скапливается водоплавающая птица, но как-то не верилось.

Закипел, задымился паром закопченный чайник, заваренный душистым чаем. Каюр накормил юколой уставших, повизгивающих собак и снова подсел к костру. Огненные блики запрыгали по его лицу.

  • Завтра завернем на «Черный ключ»,— говорит каюр, подбрасывая дрова,— подмоемся, лебедей увидим.

Утро… Нет ничего неприятнее, как вылезать из теплого, мехового кукуля и, щелкая зубами, натягивать на себя брюки, торбаза, кухлянку. Ноют пальцы, мороз добирается до тела, зло кусает.

В темноте отправляемся в путь. Мимо мелькают столетние лиственницы.

Светает. В синей дымке, над сверкающими льдом вершинами сопок поднимается солнце. Наш путь пересекают цепочки лисьих следов, собаки раздувают ноздри, хватают жаркими языками снег.

  • Стой! — каюр резко тормозит осто-лом нарту. Собаки ложатся в снег, от их спин идет пар.
  • Что случилось?

Каюр достает из-под кукуля карабин, щелкает затвором.

Лебединое озеро

Я кручу головой, пытаясь что-нибудь рассмотреть.

  • Сломанное дерево, видишь? — спрашивает каюр.
  • Вижу.
  • На снегу у дерева куропатка. Черный глаз.

Сломанное дерево — метрах в пятидесяти. Ясно вижу его трухлявый ствол, куски коры на снегу, но черного глаза не вижу.

Каюр прикладывается, сухо звучит выстрел.

Мы подъезжаем к сломанному дереву. Около него трепещет на снегу ослепительно белая, с окровавленной головкой куропатка.

  • Жаркое,— довольный каюр убирает птицу в нарту.

Днем, когда все мысли сводились лишь к одному — обеду и отдыху, впереди из-за деревьев показался большой столб пара.

  • «Черный ключ»,— догадался я, видя, что каюр поворачивает нарту.

В лицо пахнуло сырым теплом. Стволы деревьев, их ветви, кусты все одето легким, пушистым инеем.

Сквозь деревья показалась стена небольшого, сложенного из бревен, охотничьего домика и темная, дымящаяся паром вода.

«Черный ключ» — неглубокое, шириной в пять-шесть метров озерко. В одном месте из него вытекает ручей. Ключ как бы одет черными, блестящими камнями. Отсюда, видно, и его название,

  • А где же лебеди? — разочарованно спрашиваю я.
  • Не торопись, увидим.

Мы раздеваемся в домике и голые лезем в ключ. Дно чистое, песчаное. Горячая вода, чуть пахнущая серой, приятно освежает тело. Правда, на голове волосы очень быстро покрываются ледяной коркой, приходится все время окунаться с головой.

Пообедав, одеваем лыжи и идем вдоль ручья. Плотный, пушистый снег чуть пружинит под широкими, подбитыми нерпой лыжами. С нами собака Лялька.

Под мою лыжу попала сухая ветка и, сломавшись, громко хрустнула. Каюр остановился и приложил палец к губам. Мы прислушались. Неясный шум слышался из-за густых, переплетшихся голыми сучьями кустов ольховника.

Тихое чавканье, хлопанье крыльев…

Затаив дыхание мы осторожно, от дерева к дереву идем вперед. Каюр манит рукой — иди сюда!

Перед нами небольшое, сжатое крутыми берегами, чуть парящее озеро. Около самого берега плавают и ныряют утки. А дальше, метрах в сорока от берега — лебеди. Ярко-белые на фоне свинцовой поверхности воды, лебеди тихо плавают, поправляют перья, некоторые спят, спрятав голову под крыло.

Лебеди зимой

Я поднимаю ружье: знакомый директор столичного музея просил меня срочно прислать шкурку лебедя на чучело.

  • Не надо стрелять лебедя — шепчет каюр,— нехорошо.
  • Мне для музея…
  • Не стреляй, убьешь — как достанешь? Здесь глубоко, вода прохладная.
  • Как же быть?
  • Все сделаем.

Мы отходим вглубь леса, а потом, таясь, идем вдоль озера.

  • Здесь перешеек между двумя озерами,— говорит каюр, — здесь и стрелять будем… Тебе одного?
  • Одного.
  • Стреляй по уткам — на ужин, я добуду лебедя.

Мы садимся на поваленное дерево, Впереди, сквозь деревья, виднеется озеро с лебедями, за нашими спинами, метрах в ста, другое озеро.

  • Пошла, Лялька, пошла! — каюр отстегивает поводок, и собака с громким, радостным лаем убегает.

Я беспокойно ерзаю на стволе дерева — спугнет проклятая. Что он задумал? Каюр спокойно попыхивает неизменной трубкой, глаза его посмеиваются.

  • Спугнет ведь дрянь! — вслух выражаю я свою тревогу.
  • Вот и хорошо, что спугнет. Слышишь, вокруг озера бегает и лает? Сейчас лебеди поднимутся на крыло и полетят на то озеро,- что сзади нас.

Громкий шум крыльев, плеск воды — и над нашими головами замелькали утки. Потом показались лебеди.

Каюр вскинул винтовку… Выстрел — и тяжелая птица падает в кусты. Я стреляю по уткам, Потом мы собираем-дичь.

Вечером при колеблющемся огоньке свечи, я осторожно снимаю,шкурку с лебедя, каюр потрошит уток.

  • Наши охотники не стреляют лебедей,— рассказывает каюр — Мясо у нас всегда есть. А убить такую птицу — жалко. Птица спокойная, гордая. Живет парами, одного лебедя убьешь,  второй с тоски погибнет. Не может без друга жить. Летом буду в городе. Слышишь? Зайду посмотрю, как ты чучело сделаешь…

За стенами домика завывает ветер. Дребезжит в окошко темное стекло. Будет пурга.

Петропавловск Камчатский, «Охота и охотничье хозяйство», №12, 1956.


Добавить комментарий

 

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.